Законодательство РФ


Приговор п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ

Дело №2-63/14

 

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ

 

 

город Москва                                                                        11 августа 2014  года

 

Московский городской суд в составе:

председательствующего судьи Новикова В.А.,

с участием государственных обвинителей – прокуроров отдела гособвинителей прокуратуры города Москвы Розановой Е.Д. и Сафонова С.А.,

подсудимого Б-ва А.В.,

его защитника – адвоката Лубягиной А.Д.,

потерпевшей Л-ко Л.В.,

при секретаре  Смирновой М.В.,

 

-рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении:

 

Б-ва А.В., обвиняемого в  совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ,

 

У С Т А Н О В И Л:

 

Подсудимый Б-в А.В. совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное по найму, при следующих обстоятельствах:

В точно неустановленное следствием время, не позднее 09 ноября 2013 года у гражданина А-ва А.С. возник преступный умысел на организацию убийства сына его знакомой Л-ко Л.В. — М-ва А.Б. по найму на почве личных неприязненных отношений, сложившихся в связи с тем, что М-в А.Б. был против общения Л-ко Л.В. с А-вым А.С.

Во исполнение указанного преступного умысла 09 ноября 2013 года, находясь в зале станции Московского метрополитена «ХХХ» по адресу: г. Москва, ХХХ проспект, д. ХХХ, А-в А.С. познакомился с ранее неизвестным ему Б-вым А.В., где предложил тому за денежное вознаграждение в размере 1 000 000 (одного миллиона) рублей, то есть по найму, совершить убийство М-ва А.Б., на что тот согласился.

Согласно достигнутой договорённости 17 ноября 2013 года в ходе состоявшегося в 09 часов 21 минуту телефонного разговора А-в А.С. подтвердил Б-ву А.В. свои намерения по его найму для совершения  убийства М-ва А.Б., после чего с целью реализации указанного умысла А-в А.С. и Б-в А.В. в тот же день с 09 часов 20 минут по 14 часов 29 минут в кафе «ХХХ», расположенном по адресу: г. Москва, ХХХ пр-т, д. ХХХ «А», обсудили разработанный А-вым А.С. план убийства М-ва А.Б., согласно которому А-в А.С. после встречи с Б-вым А.В. 17 ноября 2013 года должен был встретиться на станции Московского метрополитена «ХХХ» с неосведомлённой об их преступных намерениях Л-ко Л.В., и, не вызывая подозрений у последней относительно истинных мотивов их встречи, привести ее в указанное кафе, где будет ожидать Б-в А.В., после чего проводить Л-ко Л.В. по месту её проживания до подъезда № 2 дома ХХХ корп. 1 по ул. ХХХ в г. Москве.  В это время Б-в А.В., согласно разработанному плану, должен был проследить за ними до подъезда указанного дома, после чего войти в него и встать возле квартиры № 23, в которой проживал и находился М-в А.Б. После того как Л-ко Л.В., не осведомлённая о преступных намерениях А-ва А.С. и Б-ва А.В., откроет входную дверь в квартиру, Б-в А.В. должен был беспрепятственно проникнуть туда и совершить убийство М-ва А.Б. любым удобным для Б-ва А.В. способом.

Вознаграждение за совершение данного преступления в размере 1 000 000 (одного миллиона) рублей А-в А.С. должен был передать Б-ву А.В. в течение последующего за преступлением месяца.

Тогда же, для реализации вышеописанного преступного умысла, направленного на убийство М-ва А.Б., А-в А.С. в помещении вышеуказанного кафе передал Б-ву А.В. денежные средства в сумме 500 (пятисот) рублей на текущие расходы, сообщил цифровой код от домофона входной двери подъезда № 2 дома ХХХ корп. 1 по ул. ХХХ в
г. Москве, объяснив расположение квартиры относительно лестничной клетки, а также передал ему заранее приисканный неустановленный следствием электрошокер для облегчения совершения убийства.

Во исполнение задуманного, 17 ноября 2013 года в то же время, после согласования с Б-вым А.В. всех изложенных деталей преступного плана,  А-в А.С., желая наступления смерти М-ва А.Б., встретился с
Л-ко Л.В. и привел её в кафе «ХХХ», расположенное по указанному  адресу, где ожидал Б-в А.В., после чего они проследовали до ее дома, расположенного по адресу: г. Москва, ул. ХХХ, д. 27, корп. 1, где в квартире № 23 она проживала совместно с М-вым А.Б. При этом Б-в А.В., с целью совершения убийства М-ва А.Б. по найму, согласно отведенной ему преступной роли, взяв с собой полученный от А-ва А.С. электрошокер и приисканный ранее при неустановленных обстоятельствах нож, проследовал за ними.

Прибыв к подъезду № 2 указанного дома, А-в А.С. под надуманным предлогом задержался перед ним вместе с Л-ко Л.В., предоставляя Б-ву А.В. возможность беспрепятственно проникнуть в подъезд, в то время как Б-в А.В., исполняя вышеописанный план совершения преступления, используя цифровой код от входной двери в подъезд, полученный при вышеописанных обстоятельствах от
А-ва А.С., в 14 часов 29 минут вошёл в него и поднялся на лестничный пролёт между 4 и 5 этажами. Дождавшись момента, когда Л-ко Л.В. поднимется на 4 этаж и откроет входную дверь квартиры № 23, неожиданно для неё Б-в А.В., в период времени с 14 часов 36 минут по 14 часов 43 минуты, забежал в указанную квартиру, где, с целью совершения убийства М-ва А.Б. по найму, нанёс ему множественные удары руками по лицу и туловищу и попытался нанести ему удар полученным от А-ва А.С. электрошокером, но М-в А.Б. в ходе борьбы выбил его у Б-ва А.В. Тогда Б-в А.В., желая причинить смерть М-ву А.Б., осознавая, что за совершение убийства должен получить от А-ва А.С. денежное вознаграждение в сумме 1 000 000 (одного миллиона) рублей, нанёс тому множественные, не менее 6 ударов заранее приисканным неустановленным следствием ножом в область расположения жизненно важных органов — грудной клетки, шеи, лица, а также левой верхней конечности.

В это же время, А-в А.С., услышав крики Л-ко Л.В. о помощи, поднялся к указанной квартире, и, желая наступления смерти М-ва А.Б., проследил за преступными действиями Б-ва А.В., который, совершив убийство М-ва А.Б., беспрепятственно скрылся с места происшествия.

Своими преступными действиями Б-в А.В. причинил М-ву А.Б. следующие телесные повреждения: резаное ранение шеи (рана № 7) с полным пересечением наружной сонной артерии, внутренней яремной вены, левой поднижнечелюстной слюнной железы, пересечением срединной щитоподъязычной связи слева, правой пластины щитовидного хряща, расцениваемое как ТЯЖКИЙ вред здоровью, опасный для жизни, находящееся в прямой причинной связи с наступлением смерти; колото-резаная рана на груди слева (рана № 9), в 6-ом межреберье по окологрудинной линии, по ходу раневого канала имеются повреждения хрящевой части 7-го ребра, сердечной сорочки, правого желудочка сердца, наружной оболочки аорты, диафрагмы, левой доли печени, расцениваемая как ТЯЖКИЙ вред здоровью, опасный для жизни, находящаяся в прямой причинной связи с наступлением смерти; резаная рана левой кисти с пересечение мышц и сухожилий (рана № 10), расцениваемая по длительности расстройства здоровья (более 21 дня), как вред здоровью СРЕДНЕЙ тяжести; слепое колото-резаное ранение левой щеки (рана № 6), раневой канал слепо заканчивается в мягких тканях и слепое непроникающее колото-резаное ранение груди слева (рана № 8), раневой канал слепо заканчивается в подкожно-жировой клетчатке, резаная рана (№ 4) левой щеки, резаная рана (№ 5) левой щеки, резаные раны (№ 11, № 12, № 13) левой кисти, расцениваемые по длительности расстройства здоровья, обычно вызывающие кратковременное расстройство здоровья, сроком до 21 дня включительно, и по этому признаку расцениваемые как ЛЕГКИЙ вред здоровью; поверхностная резаная рана (№ 1) правой щеки, поверхностная резаная рана (№ 2) левой щеки, поверхностная резаная рана (№ 3) левой щеки, не расцениваемые как вред здоровью; кровоподтек носа, кровоподтек подбородка, ссадина и очаговое кровоизлияние груди, ссадина, кровоподтек и очаговое кровоизлияние груди справа, ссадина и очаговое кровоизлияние спины, ссадины области левого коленного сустава, ссадины области правого коленного сустава не расцениваемые как вред здоровью.

Смерть М-ва А.Б. наступила в тот же день на месте происшествия по вышеуказанному адресу в период с 14 часов 36 минут по 14 часов 43 минуты 17 ноября 2013 года, от резаного ранения шеи с полным пересечением наружной сонной артерии и внутренней яремной вены, и слепого проникающего колото-резаного ранения груди и живота, с повреждением сердца и печени, с последующим развитием кровопотери.

В предъявленном обвинении  по п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ подсудимый Б-в А.В. вину свою признал полностью и показал в суде, что в город Москву он приехал в октябре 2013 года с целью трудоустройства, работал неофициально, занимался монтажом электрических кабелей. В начале ноября 2013 года, примерно числа девятого, он познакомился с А-вым Анатолием в зале станции метро «ХХХ», он увидел, что к тому пристают двое мужчин – таджиков, они хотели отнять у А-ва пакет с вещами. Он заступился за того, и  А-в первый заговорил с ним, стал расспрашивать о том, откуда приехал, чем занимается в городе Москве. Увидев на его руках татуировки, А-в спросил, был ли он судим, на что он ответил утвердительно. Затем А-в рассказал, что у него личные отношения с женщиной – Л-ко, которую он называл «бабушкой», и что ее сын – М-в А. против их общения, постоянно скандалит и не пускает А-ва в дом, всячески препятствует их встречам. А-в спросил, нет ли у него такого человека, который смог бы убить М-ва за деньги. Он (Б-в) сказал, что у него такого человека нет, но за деньги он сам сможет совершить убийство. А-в сказал, что заплатит 1 000 000 рублей за убийство М-ва Андрея. А-в рассказал, что каждые выходные они с Л-ко встречаются и проводят вместе время. Он сказал, что убить М-ва будет удобнее всего в выходные, в воскресенье. А-в пообещал, что деньги в сумме 1 000 000 рублей за убийство М-ва он отдаст ему через некоторое время после совершения преступления, когда продаст квартиру Л-ко. А-в дал ему номер телефона, который он записал в своем мобильном телефоне под именем «Дед». Договорившись, что он совершит убийство М-ва через неделю, они разошлись. За день до 17 ноября 2013 года ему позвонил на мобильный телефон А-в, он ответил, что договоренность осталась в силе. Они с А-вым договорились встретиться 17 ноября 2013 года около станции метро «ХХХ». В 11 часов утра он приехал на станцию метро «ХХХ», где встретились с А-вым, зашли в ближайшую пиццерию, поднялись на второй этаж и сели за столик. А-в сказал, что через некоторое время встретится с Л-ко, они вместе придут в пиццерию и сядут за столик неподалеку, затем он пойдет провожать Л-ко до дома, а он должен будет проследовать вслед за ними, потом зайти в подъезд и дождаться пока Л-ко поднимется к себе в квартиру. Затем он должен будет пройти в квартиру следом за Л-ко и убить ее сына М-ва. Также А-в сообщил, что квартира располагается на четвертом этаже, справа от лестницы, и назвал код домофона, который он записал в телефон, а также передал электрошокер для облегчения совершения преступления, в случае, если М-в окажет сопротивление. При этом А-в дал ему 500 рублей, чтобы он заказал себе что-нибудь в пиццерии и не привлекал к себе внимание. Затем А-в ушел встречать Л-ко, с которой они зашли в пиццерию, поднялись на второй этаж и сели за столик, он также вернулся в кафе и сел за соседний столик. А-в и Л-ко пообедали, затем расплатились и вышли из пиццерии. Он пошел следом за ними, спустился в метро и вышел за ними на станции метро «ХХХ1». Затем они пошли пешком по улице, свернули во дворы, прошли мимо гаражей и остановились около подъезда жилого дома. Все это время он шел следом за ними, прошел мимо А-ва и Л-ко, набрал код от домофона, зашел в подъезд и поднялся вверх по лестнице, встал на лестничном пролете между четвертым и пятым этажами около окна, и стал ждать Л-ко и А-ва. Через некоторое время они вдвоем зашли в подъезд и стали подниматься вверх по лестнице. Он услышал их голоса, Л-ко провожала А-ва домой, а тот не хотел уходить. Л-ко поднялась на лестничную клетку 4 этажа и начала открывать входную дверь в квартиру, которая располагалась справа от лестницы. Когда Л-ко открыла входную дверь, он сбежал вниз по лестнице и забежал в квартиру Л-ко. При этом он оттолкнул Л-ко, которая стояла в дверях квартиры, она стала на него кричать, спрашивать, что ему надо. Он толкнул дверь в комнату, расположенную справа по коридору, затем толкнул дверь, расположенную прямо по коридору, которая также была заперта. В этот момент, на крики Л-ко дверь первой комнаты открылась, и он увидел мужчину средних лет, как понял, это и был М-в, пошел на того, М-в попятился обратно в комнату. Тогда он достал электрошокер, хотел им ударить М-ва, но тот оказал сопротивление и выбил у него из рук электрошокер, после чего между ними завязалась драка. Тогда он достал из нагрудного кармана куртки нож, который ранее приобрел и принес с собой, и стал наносить им удары М-ву. Первый удар он нанес в живот, второй раз ударил М-ва в шею, после чего тот присел в комнате рядом с батареей. Сколько точно ударов он нанес М-ву ножом, не помнит. Когда он обернулся, то увидел, что в дверном проеме в коридоре стоят А-в и Л-ко. Он прошел мимо них и выбежал из квартиры. В тот же вечер он уехал в город ХХХ Московской области, нож, которым он совершил убийство М-ва, он выбросил по дороге из электрички. Когда он убегал с места происшествия, вспомнил, что оставил в квартире электрошокер, позвонил А-ву со своего мобильного телефона на телефон того и сказал, чтобы тот стер в квартире и с электрошокера отпечатки пальцев, на что тот ответил утвердительно. А-в ранее пояснял ему, что Л-ко не знает о намерении убить ее сына. Он спрашивал у А-ва, как все будет выглядеть, так как должен был убить М-ва на глазах его матери, на что А-в сказал, что уведет женщину в соседнюю комнату, чтобы она ничего не видела. Он согласился совершить убийство М-ва, так как А-в пообещал ему заплатить 1 млн рублей, и он собирался на эти деньги приобрести себе жилье, но А-в деньги ему так и не заплатил, а он осознал совершенное и добровольно явился с повинной в полицию. О случившемся сожалеет и в совершенном раскаивается.

 

Кроме собственного полного признания подсудимым Б-вым А.В. своей вины, его виновность в совершении указанного преступления подтверждают следующие доказательства, исследованные в судебном заседании.

Протокол явки с повинной Б-ва А.В. от 20.11.2013, в которой последний сообщает, что в первой трети ноября 2013 года в зале станции московского метрополитена «ХХХ» он познакомился с А-вым А.С., который, за денежное вознаграждение в 1 000 000 (один миллион) рублей предложил ему совершить убийство сына его (А-ва А.С.) подруги – М-ва А.Б. На указанное предложение он (Б-в А.В.) ответил согласием. Согласно преступному плану 17.11.2013 он (Б-в А.В.), находясь по адресу: г. Москва, ул. ХХХ, д. 27, корп. 1, кв. 23 совершил убийство М-ва А.Б., причинив ему множественные ножевые ранения заранее приисканным неустановленным следствием ножом.

 

Показания Б-ва А.В., данные им в качестве подозреваемого с участием защитника, от 20.11.2013 г., из которых следует, что в г. Москву он приехал на заработки в октябре 2013 года, на жизнь зарабатывал монтажом электрического кабеля. В начале ноября 2013 года в зале станции метрополитена «ХХХ» он познакомился с пожилым мужчиной — А-вым А.С. При этом инициатором их знакомства выступил сам А-в, он первый заговорил с ним, стал расспрашивать о том, откуда он приехал, чем занимается, увидев у него на руках наколки, спрашивал, отбывал ли он наказания в местах лишения свободы. Он (Б-в) охотно пошел на контакт, рассказал, что приехал в г. Москву работать, что ранее действительно был судим и сидел в тюрьме. А-в  сообщил, что также дважды был судим. В разговоре А-в стал жаловаться на жизнь и на родственников, рассказал, что у него отношения с женщиной – «бабушкой» (Л-ко Л.В.), и что сын последней категорически против их встреч, всячески препятствует их общению, постоянно скандалит, не пускает его в дом. При этом А-в прямо задал вопрос о том, нет ли у него знакомого человека, который бы согласился за денежное вознаграждение убить сына его подруги М-ва. Он (Б-в) сообщил, что среди его знакомых таких людей нет, но он сам лично готов совершить указанное преступление. На его вопрос о том, каков размер денежного вознаграждения, А-в ответил, что готов заплатить 1 000 000 (один миллион) рублей. В ходе этой же встречи они обговорили детали преступления: А-в сообщил, что каждые выходные встречается с Л-ко, и они вместе проводят время, поэтому совершить убийство М-ва удобнее всего в выходной день, а именно в воскресенье. Со слов А-ва, после убийства М-ва, через непродолжительное время, он продаст квартиру Л-ко и рассчитается с ним из вырученных от продажи недвижимости денег. Договорившись встретиться через неделю, он (Б-в) взял у А-ва номер телефона (ХХХ) и сохранил его в контактах своего мобильного телефона под именем «Дед», после этого они разъехались и более, до 17.11.2013, не созванивались и не встречались. За день до этого он позвонил А-ву, тот подтвердил, что их договоренность об убийстве М-ва в силе, тогда они условились встретиться 17.11.2013 там же, в зале станции метрополитена «ХХХ». 17.11.2013 примерно в 11 часов он приехал в условленное место, А-в немного задержался, встретившись в зале метро, они вышли на улицу, зашли в ближайшую пиццерию, расположенную по адресу: г. Москва, ХХХ пр-т, д. ХХХА, поднялись на 2 этаж, где сели за столик. А-в сообщил, что через некоторое время пойдет встречать Л-ко, что они вместе вернутся в кафе и сядут неподалеку. Они проведут вместе какое-то время, после чего А-в поедет провожать Л-ко до дома. Он (Б-в) должен будет проследовать за ними. При этом А-в сообщил, что остановится с Л-ко возле подъезда, в котором располагается квартира М-ва. Он (Б-в) доложен будет зайти в подъезд и дождаться, пока Л-ко поднимется к себе домой, в квартиру, которая находится на 4 этаже справа от лестницы. Номера квартиры он не назвал. Когда она откроет входную дверь квартиры, он (Б-в) должен будет забежать в квартиру следом за ней и убить М-ва, который будет находиться дома один. До того, как пойти встречать Л-ко, А-в  продиктовал ему код от домофона, установленного на входной двери в подъезд, передал ему электрошокер для облегчения совершения преступления, в случае, если М-в окажет ему сопротивление, а также денежные средства в размере 500 рублей, чтобы он (Б-в) заказал себе что-нибудь, пока будет сидеть в кафе, и не привлекал к себе внимания. Также в разговоре А-в сообщил, что Л-ко ничего не знает о его намерении убить её сына. На его вопрос о том, как все это будет выглядеть, ведь ему придется убить М-ва у неё на глазах, А-в ответил, что уведет её в другую комнату, чтобы она ничего не видела. После этого А-в ушел встречать Л-ко, а он заказал бокал пива, жареную картошку, и стал ожидать, пока А-в вернется вместе с Л-ко. Они зашли в кафе и прошли на второй этаж. Он поднялся за ними следом и сел за соседний стол, заказал еще пиво. А-в и Л-ко пообедали, после чего расплатились и вышли из ресторана. Он вышел следом за ними, вместе с ними спустился в метро и доехал до станции метрополитена «ХХХ1», где также вышел следом за ними на улицу, далее шел за ними пешком: сначала по улице, потом они свернули во дворы, прошли по дворовой территории, мимо гаражей и остановились у подъезда. Он понял, что это тот самый подъезд, прошел мимо них, набрал на домофоне код, который на тот момент записал в мобильный телефон, зашел в подъезд, поднялся на лестничный пролет между 5 и 4 этажами, где стал дожидаться, когда Л-ко поднимется к себе домой. Он стоял возле окна, в которое наблюдал за А-вым и Л-ко. Через непродолжительное время они вдвоем зашли в подъезд. Он слышал, как они поднимались, Л-ко «провожала его домой», а А-в не хотел, как будто, уходить. Когда Л-ко поднялась на лестничную клетку 4 этажа и стала открывать входную дверь в квартиру, расположенную справа от лестницы, он (Б-в) находился на лестничном пролете между 4 и 5 этажом, видела ли она его, он не знает, но как только она открыла входную дверь он резко сбежал вниз по лестнице и, оттолкнув её, забежал в квартиру. Л-ко стала кричать на него, он же толкнул дверь в комнату справа по коридору, которая была закрыта, а затем дверь во вторую комнату, расположенную прямо по коридору, которая также была заперта. В этот момент, на крики Л-ко дверь первой комнаты открылась, и он увидел мужчину средних лет, как он понял, это и был М-в. Он (Б-в) пошел на него, М-в попятился в комнату. Он (Б-в) достал электрошокер и попытался ударить им М-ва, но тот оказал ему сопротивление, выбив электрошокер из рук. Между ними завязалась драка, в ходе которой он достал из кармана куртки нож, который принес с собой, и стал наносить им удары М-ву. Первый удар он нанес ему в живот, М-в осел, второй раз он ударил того в шею. Точно сказать, сколько ударов он нанес М-ву ножом, не может, не помнит этого. Обернувшись, он увидел А-ва и Л-ко, которые стояли в коридоре. Не обращая на них внимания, он убежал из квартиры, выбежал из дома и скрылся с места происшествия. В тот вечер он уехал к себе домой в г.ХХХ Московской области. Нож он выкинул из электрички, когда ехал  домой. Уже убегая с места происшествия, он вспомнил, что выронил электрошокер, поэтому позвонил А-ву со своего мобильного телефона на его мобильный телефон и сказал, чтобы тот стер в квартире и с электрошокера отпечатки пальцев, тот ответил утвердительно. На деньги, которые он собирался получить от А-ва, хотел купить себе жилье. Передачи денег не состоялось, так как осознав характер совершенного преступления, предчувствуя неотвратимость наказания, он (Б-в) решил явиться в правоохранительные органы с явкой с повинной.

 

Протокол проверки показаний подозреваемого Б-ва А.В. на месте происшествия и фототаблица к нему от 21.11.2013, в ходе которой Б-в А.В. полностью подтвердил ранее данные им показания об обстоятельствах убийства М-ва А.Б., показал маршрут, по которому следовал за А-вым А.С. и Л-ко Л.В. от станции московского метрополитена «ХХХ1» до места происшествия, продемонстрировал на месте, где именно между ним и М-вым А.Б. завязалась драка, механизм нанесения им ножевых ранений потерпевшему.

Протокол очной ставки между подозреваемым Б-вым А.В. и подозреваемым А-вым А.С. с участием защитников от 20.11.2013, в ходе которой подозреваемый Б-в А.В. полностью подтвердил ранее данные им показания об обстоятельствах совершения убийства М-ва А.Б. по найму за заранее обещанное А-вым А.С. денежное вознаграждение в 1 000 000 (один миллион) рублей, а также полностью изобличил А-ва А.С. в совершении организации указанного преступления. Подозреваемый А-в А.С. показания Б-ва А.В. подтвердил частично, настаивал на том, что просил последнего за денежное вознаграждение «по-мужски поговорить» с М-вым А.Б., и не знал, что тот собирается убить потерпевшего.

 

Показания Б-ва А.В., данные им в качестве обвиняемого с участием защитника, от 28.11.2013, из которых следует, что вину в инкриминируемом ему преступлении, предусмотренном п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, он признает в полном объеме, полностью подтверждает ранее данные им показания, данные в качестве подозреваемого, на очной ставке, а также в ходе проверки показаний на месте, об обстоятельствах совершения убийства М-ва А.Б. за обещанное вознаграждение в размере 1 000 000 (одного миллиона) рублей. При этом настаивает на том, что А-в А.С. говорил именно об убийстве М-ва А.Б. по найму, ни о каком «наказании» речи не было.

 

Показания Б-ва А.В., данные им в качестве обвиняемого с участием защитника, от 11.06.2014, из которых следует, что сущность предъявленного обвинения в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ ему разъяснена и понятна, вину в совершении инкриминируемого преступления признает в полном объеме, подтверждает ранее данные им показания об обстоятельствах знакомства с А-вым А.С., а также о наличии между ними договоренности, согласно которой он (Б-в А.В.) за денежное вознаграждение в 1 000 000 (один миллион) рублей должен был убить М-ва А.Б. Также подтверждает показания об обстоятельствах причинения смерти М-ву А.Б. 17.11.2013, при этом поясняет, что вознаграждение за совершенное преступление А-в А.С. обещал передать ему через 9 дней после смерти последнего.

 

Проанализировав показания Б-ва А.В. на предварительном следствии и в судебном заседании, суд признает их последовательными, правдивыми и достоверными, так как их подтверждают другие доказательства по делу.

 

Показания потерпевшей Л-ко Л.В., как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, из которых следует, что М-в А., 1957 года рождения, приходился ей родным сыном, он рос спокойным мальчиком, хорошо учился в школе, закончил 11 классов, был её единственным ребенком от первого брака. С его отцом она прожила 13 лет, после чего они развелись. После школы М-в поступил в дорожный техникум, но не закончил его, попал в «плохую компанию», стал злоупотреблять спиртными напитками, работал на комбинате. Она пыталась бороться с его пагубной привычкой, но у неё ничего не получалось. Он уходил из дома, пропадал, потом возвращался. Как-то раз он находился в таком сильном состоянии алкогольного опьянения, что ей пришлось вызвать ему медицинскую помощь, у него случился инфаркт. После этого случая он долгое время болел, находился на стационарном лечении, после чего более не употреблял спиртных напитков. Отношения у неё с сыном тогда были теплые, но постепенно с ним стало что-то происходить. Он стал очень скрытным, перестал с ней делиться своими мыслями и переживаниями. С этого момента ей неизвестно, что происходило в его жизни, чем  он занимался, чем зарабатывал на жизнь. Сам он ничего не рассказывал, а она его и не расспрашивала,  сводила все к его трудному характеру. Сын никогда не был женат, детей у него нет. В целом о жизни сына ей практически ничего не известно. Каждое утро, в девять утра, он куда-то уходил, а возвращался вечером, примерно в 7-8 часов. Возможно, он уходил на работу, но где и кем он работал, ей также не известно. Примерно пять лет назад, в доме отдыха, она познакомилась с А-вым А.С., у них сложились теплые, близкие отношения. Она стала встречаться с ним, они гуляли вместе в парке, ходили в кафе. Сын не разделял её радости и не желал знакомиться с А-вым, вообще был против их отношений, говорил, что это посторонний человек и неизвестно, что у него на уме, сын очень переживал за квартиру и за то, чтобы никто его не обманул. Она во всем соглашалась с сыном и поэтому решила не накалять ситуацию в семье и не настаивала на общении с А-вым, хотя они хотели расписаться и жить вместе. Дочь А-ва также была против их отношений, поэтому они решили, что и так смогут быть вместе. Иногда, когда М-ва не было дома, А-в приезжал к ней, но это было всего несколько раз. Она неоднократно пыталась поговорить с сыном на счет своих отношений с А-вым, но тот всегда уходил от разговора, а она принимала его условия, лишь бы не скандалить с ним. 17.11.2013, в половине 11 утра, она вышла из дома, сына дома не было, по выходным он тоже куда-то с утра уходил. Она направилась на встречу с А-вым, поехала к нему в район ХХХ г.Москвы. Они встретились, посидели в кафе, отметили годовщину их знакомства, после чего А-в решил поехать вместе с ней обратно в район ХХХ1 г. Москвы, захотел проводить её до дома. Они вместе доехали на метро до станции «ХХХ1», где вышли и от метро пошли пешком. Когда они подошли к её дому, было примерно 14 часов 30 минут. Она запомнила время, так как по дороге смотрела на часы. Возле подъезда они задержались, стали прощаться, когда мимо них прошел ранее незнакомый мужчина – подсудимый Б-в, одетый в черную болоньевую куртку, черную вязаную шапку, брюки или джинсы темного цвета, лицо его было закрыто до носа платком, но она его хорошо запомнила и уверенно заявляет, что это был сидящий на скамье подсудимых Б-в. Он набрал код на домофоне и зашел в подъезд. Еще какое-то время она и А-в постояли возле подъезда, после чего он сказал, что проводит её до этажа, точнее пройдет, сколько сможет. Они вместе поднялись на третий этаж, после чего попрощались и дальше она пошла одна. Она поднялась и стала открывать входную дверь в квартиру, располагавшуюся с правой стороны от лестницы. Когда она открыла дверь, на неё сверху «свалился» Б-в, она успела зайти внутрь квартиры, когда он влетел следом за ней. Он сначала попытался попасть в её комнату, располагающуюся прямо по коридору, но дверь в комнату была закрыта. Она закричала: «Молодой человек, Вы куда, лезете не туда!», — в этот момент сын М-в вышел из своей комнаты на шум. Б-в сразу побежал в комнату сына, прижал его к стене. Она пыталась остановить того, хватала за рукав куртки, но он оттолкнул ее. Она видела, как Б-в наносил удары правой рукой М-ву по всем частям тела, но в его руках она ни ножа, ни чего другого не заметила. Она стала кричать, звать на помощь, но в этот момент Б-в выбежал из комнаты сына, в дверях квартиры столкнувшись с А-вым, оттолкнул его и убежал. Она увидела тело сына в крови на полу в углу комнаты, стала кричать, чтобы А-в вызвал скорую медицинскую помощь, сама попыталась дозвониться со своего мобильного телефона, но не смогла. После этого приехала полиция и наряд скорой помощи, со слов сотрудников ей стало известно, что у сына было ранение шеи, руки и брюшной полости, и тот был уже мертв. В тот день А-в остался ночевать у неё, так как она не могла находиться одна. За что Б-в убил её сына М-ва, она не знает. Она полагает, что Б-в 17.11.2013 следил за ней и А-вым, так как он подошел к подъезду практически следом за ними. О том, что А-в также причастен к убийству её сына, и он заказал убийство Б-ву, ей стало известно от органов следствия. В судебном заседании она заявила гражданский иск о взыскании с подсудимого Б-ва морального вреда за убийство её сына в размере 1 млн рублей, который полностью поддерживает.

 

Показания свидетеля А-вой С.А., как на предварительном следствии, так и в суде, из которых следует, что А-в А.С., 1937 года рождения, приходится ей родным отцом, на учете в НД, ПНД он никогда не состоял, спиртными напитками не злоупотреблял, всю жизнь работал водителем, в настоящее время на пенсии. Вокруг него всегда было много женщин, потому что он умел их «заговорить». У А-ва сложный характер, он был не только падок на женщин, но и любил «жить на широкую ногу». Они жили с отцом и её дочерями, отношения у них в семье строились нормально. В 2009 году отец познакомился с Л-ко Л.В., на протяжении всего их общения они встречались раз в неделю по воскресеньям. Отцу не хватало общения с ней, он желал проводить с ней больше времени. Она (А-ва С.А.) была знакома с Л-ко, та  приходила в их дом, но она запретила отцу приглашать Л-ко к ним домой. Однако, когда она уезжала с детьми, они жили вдвоем у них дома. О Л-ко ей известно, что та проживала вдвоем с сыном, который также был против отношений матери с её отцом. А-в всегда отрицательно отзывался о сыне Л-ко, называл его «извергом», говорил, что тот издевается над матерью и его однажды спустил с лестницы. А-в несколько раз делал Л-ко предложение пожениться, но та ему отказывала. Последние два года у отца появилась навязчивая идея, он стал говорить, что хочет убить сына Л-ко, при этом сделать он это собирался не собственноручно, хотел его «заказать». Его идею убить сына Л-ко она (А-ва) сначала всерьез не воспринимала. Она начала следить за ним, он постоянно с кем-то разговаривал по телефону, вел какие-то странные разговоры, куда-то тратил свою пенсию, говорил, что ему надо скорее «решать вопрос». Когда она в очередной раз стала отговаривать его, он начал угрожать ей, сказал: «мне осталось жить три понедельника, включу газ, а ты подумай, проснешься ты или нет». После этого она решила обратиться с заявлением в правоохранительные органы, при этом, первый раз она просто пришла и рассказала сотрудникам полиции о своей проблеме, заявление написала уже позже, однако никаких мер по данному заявлению принято не было, с отцом просто провел беседу участковый и вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Отец знал, что она следит за ним, поэтому в последнее время прекратил разговаривать дома по мобильному и стационарному телефону, все время уходил на улицу. События 17.11.2013 она помнит, как всегда, проснулась рано утром, занималась домашним хозяйством. А-в также встал пораньше. Она слышала, как он ответил на телефонный звонок, отчетливо помнит его разговор: «Ну что, в 11? Как договорились?» — после чего повесил трубку. Она удивилась, каждое воскресенье он встречался с Л-ко, но они всегда встречались в 12 часов. Она решила, что он разговаривал с ней, что они решили встретиться пораньше, но её смутил его тон. Говорил он сухо, хотя с той всегда разговаривал очень нежно. Перед выходом из дома он встал перед иконой, помолился, после чего ушел. Домой он в тот день так и не вернулся. Она стала переживать и вечером, примерно в 22 часа, позвонила Л-ко на домашний телефон. Та была дома, сняла трубку, говорила совершенно спокойно. Она (А-ва) спросила, встречалась ли она с отцом, та ответила положительно, сказала, что сейчас передаст ему трубочку, при этом она убедилась, что с ним все нормально. А-в был «выпивший», она спросила, все ли в порядке. Он ответил положительно, сказал, что домой приедет завтра. Но ни на следующий день, ни через день, домой он так и не вернулся. 20.11.2013 поздно вечером ей на мобильный телефон позвонил мужчина, который представился адвокатом, и сообщил, что А-ва задержали по подозрению в организации убийства сына его знакомой. Еще два года назад она (А-ва) позвонила Л-ко и сообщила о том, что А-в планирует убийство её сына, но та не поверила или сделала вид, что не поверила, сказала, чтобы они перестали лезть в их жизнь. Более она с Л-ко на эту тему не разговаривала. Позже, после случившегося, в ходе телефонного разговора Л-ко стала все отрицать, настаивала на том, что ей никто не звонил и ни о чем не предупреждал.  У А-ва был электрошокер, который она у него как-то забрала, но потом тот пропал. О том, что её отец А-в заказал убийство сына Л-ко М-ва подсудимому Б-ву, который совершил убийство, ей стало известно от органов следствия.

 

А-в А.С., уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, был допрошен в настоящем судебном заседании в качестве свидетеля и заявил, что подсудимому Б-ву он не заказывал убийство сына Л-ко М-ва, а только просил того поговорить с М-вым «по-мужски», чтобы тот не мешал их отношениям с матерью, не обещал Б-ву заплатить деньги за убийство, и почему тот совершил убийство М-ва, ему не известно.

На основании заключения первичной стационарной комплексной судебной психолого- психиатрической экспертизы от 05.03. 2014 г. №159 А-в А.С. страдает хроническим психическим заболеванием в форме органического расстройства личности в связи с сосудистым заболеванием головного мозга, во время совершения инкриминируемого ему деяния не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в настоящее время по своему психическому состоянию А-в А.С. не может понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания, нуждается в принудительном лечении в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа.

Поэтому показания А-ва А.С., как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, суд не признает допустимыми доказательствами по данному уголовному делу.

 

Оглашенные и исследованные в суде в соответствии со ст.281 УПК РФ с согласия сторон показания свидетеля С-на Г.П. на предварительном следствии, из которых следует, что 17.11.2013 в вечернее время он находился на службе в составе АП, когда от дежурного ДЧ ОМВД России по району  ХХХ1 г.Москвы поступило указание проследовать по адресу:
г. Москва, ул. ХХХ, номер дома и квартиры он не помнит, где со слов дежурного произошло нападение, в результате которого потерпевший получил ножевые ранение. Прибыв на место происшествия, он прошел в квартиру и обнаружил там двоих пожилых людей, а в одной из комнат, а именно в комнате, расположенной справа при входе в квартиру, на полу труп мужчины с видимыми признаками насильственной смерти – множественными ножевыми ранениями. Как в последствии ему стало известно, убитым оказался М-в А.Б., который проживал в указанной квартире вместе со своей матерью – Л-ко Л.В. Присутствовавший в квартире пожилой мужчина – А-в А.С., был другом Л-ко Л.В. Со слов последней, ему (С-ну Г.П.) стало известно, что она возвращалась домой с прогулки и открывала входную дверь в квартиру, когда сверху спустился неизвестный ей мужчина, оттолкнул её в сторону и ворвался внутрь и нанес множественные ножевые ранений её сыну. Её друг что-то рассказывал про г.Люберцы, что М-в А.Б. часто там бывал, имел знакомства с какими-то подозрительными гражданами. Вся эта история показалась ему (С-ну) странной. Его насторожило то, что и Л-ко Л.В., и А-в А.С. вели себя крайне спокойно, что нехарактерно для людей их возраста, оказавшихся в такой ситуации. В течение непродолжительного времени на место происшествия прибыли сотрудники уголовного розыска, а также следственно-оперативная группа, после чего он получил указание проследовать дальше патрулировать вверенную территорию и покинул квартиру.

 

Показания в суде допрошенной в качестве свидетеля специалиста Б1-вой О.В., из которых следует, что она состоит в должности эксперта ЭКЦ УВД по ВАО ГУ МВД России по г.Москве. В её должностные обязанности входит участие при проведении следственных действий в качестве специалиста, фиксация следственных действий с применением технических средств, проведение экспертиз и исследований. 20.11.2013 её привлекли для участия в качестве специалиста – лица, обладающего специальными познаниями, для проведения следственных действий в рамках ранее возбужденного уголовного дела № ХХХ по факту обнаружения трупа М-ва А.Б. Со слов следователя Коростелевой Т.С. её участие было обусловлено необходимостью фиксации хода следственных действий с применением видеокамеры.       По прибытию в Перовский МРСО СУ по ВАО ГСУ СК России по г. Москве по адресу: г. Москва, ул. Металлургов, д. 23А, она проследовала в кабинет № 65 к старшему следователю Коростелевой. Последняя пояснила, что как только она (Б1-ва) будет готова, начнется следственное действие, она подготовила видеокамеру ХХХ, после чего следователь пригласила в кабинет подозреваемого Б-ва А.В. и его защитника. Подозреваемый Б-в вел себя крайне спокойно, держался уверено и размерено. Последний давал признательные показания, при этом, делал он это добровольно, без оказания на него давления со стороны сотрудников полиции или следователя. Б-в заявил, что убийство М-ва совершил по найму, по предварительной договоренности с А-вым А.С., с которым познакомился незадолго до этого в метро, за денежное вознаграждение в размере 1 (одного) миллиона рублей. Также он сообщил, что на вырученные денежные средства собирался приобрести жилье. По окончанию следственного действия, она (Б1-ва) спросила Б-ва о том, осознает ли он, что дал показания о совершении особо тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы вплоть до пожизненного заключения. Подозреваемый Б-в ответил утвердительно, при этом пояснил, что не хочет отбывать наказание один, и что А-в, который «подбил» его на это преступление, тоже должен сидеть в тюрьме. По окончании допроса Б-ва следователь попросила её поучаствовать при допросе подозреваемого А-ва А.С. Допрошенный А-в сообщил сведения об обстоятельствах знакомства с Б-вым, аналогичные показаниям последнего, сообщил, что действительно жаловался Б-ву на поведение М-ва, однако, договоренности об убийстве у них не было. Со слов А-ва А.С. за денежное вознаграждение в размере 500 000 (пятисот тысяч) рублей он просил Б-ва «по-мужски поговорить» с М-вым, чтобы тот перестал себя вести хамским образом по отношению к нему и Л-ко. Показания А-ва носили сумбурный характер, на уточняющие вопросы он отвечал не сразу. Далее следователем было принято решение о проведении очной ставки с участием подозреваемых, она (Б1-ва) также участвовала при проведении указанного следственного действия в качестве специалиста для фиксации хода следственного действия, при этом использовала вышеуказанную видеокамеру. В ходе очной ставки Б-в полностью подтвердил ранее данные им показания, изобличающие его самого в совершении убийства М-ва, а А-ва в организации указанного преступления. При этом он неоднократно проговаривал размер денежного вознаграждения. Также в дальнейшем она (Б1-ва) принимала участие при проведении проверки показаний подозреваемого Б-ва на месте, участвовала в качестве специалиста, фиксировала проведение следственного действия с применением фотокамеры ХХХ1, при этом подозреваемый Б-в сообщил, что знает, что это за следственное действие, с какой целью оно проводится. После чего самостоятельно сообщил, что все участники должны проследовать к метро «ХХХ1» г. Москвы, откуда он покажет, как шел за А-вым и Л-ко. Показания Б-в давал добровольно и свободно, продемонстрировал, как следовал за вышеуказанными лицами, как прошел в подъезд дома М-ва, а затем показал, как попал в квартиру, когда Л-ко открывала входную дверь. Находясь в квартире, Б-в демонстрировал, как доставал из одежды заранее приисканные электрошокер, который по его словам ему передал А-в, а также нож, который он привез с собой. О ноже Б-в говорил еще при допросе в качестве подозреваемого, при этом демонстрировал форму и длину лезвия, описывал указанный нож, говорил, что выбросил его после убийства. Б-в подробно рассказал об обстоятельствах совершенного им убийства М-ва и показал, как он его совершал, что она (Б1-ва) зафиксировала на фотокамеру ХХХ1 и представила фототаблицу следователю.

 

Виновность подсудимого Б-ва в совершении данного преступления подтверждают также следующие объективные доказательства.

Протокол осмотра места происшествия от 19.11.2013 г. и фототаблица к нему, которым зафиксирована обстановка в квартире по адресу: г. Москва, ул.ХХХ, д. 27, корп. 1, кв. 23, а также факт обнаружения трупа М-ва А.Б. с признаками насильственной смерти – множественными ножевыми ранения в области расположения жизненно важных органов, а именно живота, грудной клетки, шеи и лица.

Заключение эксперта № 914 от 13.12.2013, согласно которому, на основании данных судебно-медицинской экспертизы трупа гражданина М-ва А.Б., 07.05.1957 года рождения (56 лет), результатов судебно-химических, биологического, гистологического исследований, принимая во внимание об­стоятельства дела и вопросы, эксперт приходит к следующим выводам.

Смерть гражданина М-ва А.Б. последовала от резаного ранения шеи с полным пересечением наружной сонной ар­терии и внутренней яремной вены и слепого проникающего колото-резаного ранения гру­ди и живота, с повреждением сердца и печени, с последующим развитием кровопотери.

Учитывая характер трупных изменений, зафиксированных при осмотре трупа на месте его обнаружения (17.11.2013 г., 15:50 — «… Кожный покров теплый на ощупь по всем поверхностям, на шее, груди, спине, а также в затылочной области, левой кисти с пе­реходом на предплечье, обильно опачкан кровью, с наложением вишневых свертков крови в небольшом количестве. Трупные пятна и трупное окоченение отсутствуют. При ударе металлической пластиной по передней группе мышц правого плеча резко образуется ва­лик мышечного сокращения высотой около 2 см. Температура в прямой кишке трупа +36,3°С, при температуре окружающего воздуха на уровне трупа +25°С, все окна в комна­те закрыты… При повторном измерении температуры в прямой кишке трупа, зафиксиро­ванной в 16:50, она составила +36,0°С при температуре воздуха на уровне трупа +25°С»), а также трупные изменения, зафиксированные при экспертизе трупа в морге (18.11.2013 г., 13:00 — «… Труп на ощупь холодный во всех отделах. Трупные пятна островчатые, бледно-синюшно-фиолетовые, располагаются на задней поверхности тела, при надавлива­нии пальцем в поясничной области бледнеют и восстанавливают окраску через 6,5 минут. Трупное окоченение хорошо выражено в жевательных и мимических мышцах, мышцах шеи, мышцах верхних и нижних конечностей (определялось до снятия одежды). При сдавлении глазных яблок в боковых направлениях зрачок приобретает щелевидную форму (наличие признака Белоглазова)…»), можно предположить, что смерть гражданина М-ва А.Б наступила не более чем за 2-4 часа до осмотра трупа на месте его обнаружения.

При судебно-медицинской экспертизе трупа обнаружены следующие повреждения: а)            резаное ранение шеи (рана №7) с полным пересечением наружной сонной артерии, внутренней яремной вены, левой поднижнечелюстной слюнной железы, пересечением срединной щитоподъязычной связи слева, правой пластины щитовидного хряща; по условной средней линии нижний край раны располагается на расстоянии 151,5 см от подошвенной поверхности стоп.

Повреждения, перечисленные в п. «а», у живых лиц согласно п.п. 6.1.4, 6.1.26 при­ложения к Приказу Минздравсоцразвития России от 24.04.2008 г. № 194н «Об утвержде­нии Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» расцениваются как ТЯЖКИЙ вред здоровью, как опасные для жизни.

Повреждения, перечисленные в п. «а», находятся в прямой причинной связи с на­ступлением смерти.

Повреждения, перечисленные в п. «а», образовались от не менее чем двух воздей­ствий острого предмета, обладающего как режущими, так и колюще-режущими свойства­ми, действовавшим в направлении сверху вниз, слева направо и несколько сзади наперед.

б)колото-резаная рана на груди слева (рана №9), в 6-ом межреберье по окологрудинной линии, рана размерами 3×0,5 см, при сведении краев длина раны 3,7 см; нижний конец раны располагается на расстоянии 122,5 см от подошвенной поверхности стоп; раневой канал, длиной 11 см, направлен спереди назад, сверху вниз и справа налево, по ходу его имеются повреждения хрящевой части 7-го ребра, сердечной сорочки, правого желудочка сердца, наружной оболочки аорты, диафрагмы, левой доли печени.

Повреждения, перечисленные в п. «б», у живых лиц согласно п.п. 6.1.9, 6.1.15 при­ложения к Приказу Минздравсоцразвития России от 24.04.2008 г. № 194н «Об утвержде­нии Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» расцениваются как ТЯЖКИЙ вред здоровью, как опасные для жизни.

Повреждения, перечисленные в п. «б», находятся в прямой причинной связи с на­ступлением смерти.

Повреждения, перечисленные в п. «б», образовались от действия острого предмета, обладающего колюще-режущими свойствами.

Повреждения, перечисленные в пп. «а, б», образовались незадолго до наступления смерти — от нескольких минут до первых десятков минут. По имеющимся судебно-медицинским данным достоверно определить последовательность их причинения не пред­ставляется возможным.

Совершение потерпевшим каких-либо самостоятельных действий после причине­ния ему повреждений, перечисленных в пп. «а, б», маловероятно.

в)резаная рана левой кисти с пересечением мышц и сухожилий (рана №10).
Повреждение, перечисленное в п. «в», расценивается по длительности расстройства здоровья, обычно вызывает длительное расстройство здоровья (более 21 дня), и по этому признаку, согласно п. 7.1 Приказа Минздравсоцразвития России от 24.04.2008 г. № 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причи­ненного здоровью человека», у живых лиц обычно расценивается как вред здоровью СРЕДНЕЙ тяжести.

Повреждение, перечисленное в п. «в», образовалось незадолго до наступления смерти от действия острого предмета, обладающего как режущими, так и колюще-режущими свойствами

г)  слепое колото-резаное ранение левой щеки (рана №6), раневой канал направлен несколько сверху вниз, спереди назад и справа налево, глубиной 3 см, слепо заканчивается в мягких тканях.

д) слепое непроникающее колото-резаное ранение груди слева (рана №8), раневой канал направлен спереди назад, снизу вверх и несколько слева направо, длиной 1 см, слепо заканчивается в подкожно-жировой клетчатке.

Повреждения, перечисленные в п.п. «г, д», образовались незадолго до наступления смерти от действия острого предмета, обладающего колюще-режущими свойствами

е) резаная рана (№4) левой щеки, резаная рана (№5) левой щеки, резаные раны(№11, №12, №13) левой кисти.

Повреждения, перечисленные в п. «е», образовались незадолго до наступления смер­ти от действия острого предмета, обладающего как режущими, так и колюще-режущими свойствами.

Повреждения, перечисленные в п.п. «г, д, е», расцениваются по длительности рас­стройства здоровья, обычно вызывают кратковременное расстройство здоровья, сроком до 21 дня включительно, и по этому признаку, согласно п. 8.1 приложения к Приказу Мин­здравсоцразвития России от 24.04.2008 г. № 194н «Об утверждении Медицинских крите­риев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», у живых лиц обычно расцениваются как ЛЕГКИЙ вред здоровью.

ж)  поверхностная резаная рана (№1) правой щеки, поверхностная резаная рана (№2) левой щеки, поверхностная резаная рана (№3) левой щеки.

Повреждения, перечисленные в п. «ж», образовались незадолго до наступления смер­ти от действия острого предмета, обладающего как режущими, так и колюще-режущими свойствами.

Повреждения, перечисленные в п. «ж», согласно п. 9 приложения к Приказу Мин­здравсоцразвития России от 24.04.2008 г. № 194н «Об утверждении Медицинских крите­риев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», у живых лиц обычно не расцениваются как вред здоровью.

з)  кровоподтек носа, кровоподтек подбородка, ссадина и очаговое кровоизлияние груди, ссадина, кровоподтек и очаговое кровоизлияние груди справа, ссадина и очаговое кровоизлияние спины, ссадины области левого коленного сустава, ссадины области правого коленного сустава образовались незадолго до наступления смерти от действия твердых тупых предметов, индивидуальные особенности которых по имеющимся данным установить не представляется возможным.

Повреждения, перечисленные в п. «з», согласно п. 9 приложения к Приказу Мин­здравсоцразвития России от 24.04.2008 г. № 194н «Об утверждении Медицинских крите­риев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», у живых лиц обычно не расцениваются как вред здоровью.

Повреждения, перечисленные в п.п. «в, г, д, е, ж, з», в прямой причинной связи со смертью не состоят

После причинения ему повреждений, перечисленных в пп. «в, г, д, е, ж, з», потер­певший был способен совершать любые самостоятельные действия в течение любого по длительности промежутка времени.

Повреждения, перечисленные в пп. «а, б, в, г, д, е, ж, з», могли образоваться при любом положении нападавшего относительно потерпевшего, за исключением тех положе­ний, при которых области повреждений были бы недоступны для причинения поврежде­ний.

Ответ на вопрос о возможной борьбе и самообороне не находится в компетенции судебно-медицинского эксперта. Однако следует указать, что при судебно-медицинской экспертизе трупа гражда­нина М-ва А.Б. обнаружены четыре резаные раны на ладонной поверхности левой кисти, которые могли образоваться при захватывании клинка предмета, обладающего как режущими так колюще-режущими свойствами, и действии его лезвия на кисть.

Повреждения на одежде трупа соответствуют повреждениям не его теле.

 

Рапорт оперуполномоченного 1 ОРЧ ОУР УВД по ВАО ГУ МВД России по г. Москве К1-ва А.А., согласно которому в рамках работы по уголовному делу № ХХХ установлены абонентские номера ХХХ, ХХХ1 которые используются лицами, причастными к совершению убийства М-ва А.Б.

 

Справка о принадлежности телефонных номеров ОАО «ХХХ», из которой следует, что Б-в А.В., 08.05.1979 г.р., с 31.10.2013 использует сим-карту оператора сотовой связи «Билайн» (ОАО «ХХХ») с абонентским номером ХХХ1.

 

Протокол осмотра детализации соединений абонентских номеров
ХХХ, которым пользовался А-в А.С. и ХХХ1, которым пользовался обвиняемый Б-в А.В. и приложение к нему, согласно которым на представленном USB-носителе содержится информация о соединениях между вышеуказанными абонентами. Осмотром зафиксированы соединения в форме исходящих телефонных звонков с абонентского номера ХХХ1, оформленным на Б-ва А.В., 09.11.2013 в 17 часов 26 минут 31 секунду и в
18 часов 26 минут 19 секунды в районе базовой станции, расположенной по адресу: г. Москва, Волоколамское ш., д. 26 с абонентским номером ХХХ, оформленным на А-ва А.С. Соединения с данным абонентским номером, которым пользовался А-в А.С. также зафиксированы в 17.11.2013 в 09 часов 20 минуту 38 секунд в районе базовой станции, расположенной по адресу: Московская обл., ХХХ р-н, г. ХХХ, пер. Пушкинский, д. 6/2, 12 часов 15 минут 04 секунды в районе базовой станции, расположенной по адресу: г. Москва, ул. Зеленодольская, д. 40, а также 14 часов 49 минут 36 секунд в районе базовой станции, расположенной по адресу: г. Москва, 1-й проезд ХХХ, д. 8, в районе ХХХ1 г. Москвы, в непосредственной близости от места совершения преступления. Также осмотром детализации установлено, что  мобильный телефон IMEI ХХХ с абонентским номером ХХХ1 работал в периметре базовых станций расположенных по следующим адресам: г. Москва, 1-й проезд ХХХ, д. 8; г. Москва, ХХХ пр-т, д. 24; г. Москва, метро, узел связи ХХХ, имеющим притяжение к месту совершения преступления по адресу: г. Москва, ул. ХХХ, д. 27, корп. 1. При осмотре соединений с абонентского номера ХХХ, оформленного на А-ва А.С., установлено, что 09.11.2013 в 17 часов 26 минут 32 секунды и в 18 часов 27 минут 02 секунды зафиксированы соединения с абонентским номером ХХХ1, которым пользовался обвиняемый Б-в А.В. Соединения с абонентским номером ХХХ1, которым пользовался обвиняемый Б-в А.В. также зафиксированы в 17.11.2013 в 09 часов 21 минуту 29 секунд, 12 часов 15 минут 05 секунд, а также 14 часов 49 минут 38 секунд.

 

            Протокол выемки от 20.11.2013, согласно которому обвиняемый
Б-в А.В. добровольно выдал мобильный телефона марки ХХХ, IMEI ХХХ, а также свитер, надетый на нем в 17.11.2013, с пятнами, похожими на кровь.

 

Протокол выемки от 30.12.2013, которым зафиксирован факт изъятия предметов одежды с трупа М-ва А.Б. (СМЭ № 914), а именно майки, трусов, носков со следами крови потерпевшего.

 

Протокол осмотра предметов от 26.11.2013, которым зафиксированы общие и индивидуальные признаки мобильного телефона марки ХХХ модели 52289 IMEI ХХХ с сим-картой оператора ОАО «ХХХ», а также факт наличия в контактах под именем «Дед» абонентского номера ХХХ, которым пользовался А-в А.С.

 

Протокол осмотра предметов от 09.01.2014, которым зафиксированы общие и индивидуальные признаки предметов одежды – майки, носков и трусов  М-ва А.Б., факт наличия на перечисленных предметах одежды следов крови М-ва А.Б., а также дефектов ткани на майке, сосредоточенных с левой стороны.

 

           Протокол осмотра предметов от 26.11.2013 и приложение к нему, которым зафиксированы общие и индивидуальные признаки CD-диска Verbatim с записями с камер видеонаблюдения, установленных по адресу: г. Москва, ул. ХХХ, д.27, корп.1, под.2; г. Москва, ул. ХХХ, д. 28, корп. 1, под. 2 за 17.11.2013. В ходе просмотра представленных на указанном диске файлов, установлено, что на них запечатлено, как 17.11.2013 в 14 часов 29 часов А-в А.С. и Л-ко Л.В. подходят к подъезду. Б-в А.В. следом в 14 часов 29 минут заходит в подъезд, в котором располагалась квартира М-ва А.Б., в то время как А-в А.С. и Л-ко Л.В. остаются стоять возле подъезда, затем заходят вдвоем внутрь в 14 часов 36 минут. Спустя непродолжительное время в 14 часов 43 минуты Б-в А.В. выходит из указанного подъезда.

Протокол осмотра предметов от 09.06.2014, которым зафиксированы общие и индивидуальные признаки свитера, изъятого в ходе выемки 17.11.2013 у подозреваемого Б-ва А.В., а также наличие на нем дефектов ткани и пятен, похожих на кровь.

 

Заключение эксперта судебной биологической экспертизы № 12/3514 от 26.05.2014, согласно выводам которого, на свитере (в экспертизе указан как «джемпер»), добровольно выданном Б-вым А.В. 20.11.2013 г., представленном на экспертизу, обнаружена кровь (объекты №№ 1-4), которая произошла от М-ва А.Б.

 

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 24.03.2013, из которого следует, что 21.03.2014 А-ва С.А. обратилась в ОМВД России по району ХХХ г. Москвы с заявлением, в котором просила принять меры к её отцу А-ву А.С., который угрожает расправой ей, её несовершеннолетним детям, а также неоднократно сообщал о намерении «убрать» сына своей знакомой, проживающей в трёхкомнатной квартире в районе шоссе ХХХ в г. Москве, чтобы продать её квартиру, для чего подыскивал наёмного убийцу. В возбуждении уголовного дела в отношении А-ва А.С. по признакам преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, отказано, по основанию, предусмотренному п.2 ч. 1 ст. 24 УПК, в связи с отсутствием в действиях последнего состава указанного преступления.

 

Вещественные доказательства: 1) мобильный телефон марки ХХХ (ХХХ) IMEI ХХХ, изъятый 20.11.2013 в ходе выемки у подозреваемого Б-ва А.В.; 2) майка, трусы, носки трупа М-ва А.Б. со следами крови, а также повреждениями материи, изъятые в ходе выемки 30.12.2013 в танатологическом отделении № 9 Бюро СМЭ ДЗ г. Москвы; 3) USB-носитель «ХХХ», содержащий сведения о входящих и исходящих соединениях, а также смс-сообщениях с абонентских номеров ХХХ, которым пользовался обвиняемый А-в А.С., и ХХХ1, которым пользовался обвиняемый Б-в А.В., представленный в Перовский МРСО СУ по ВАО ГСУ СК России по
г. Москве 18.11.2013 г., хранятся в камере хранения вещественных доказательств Перовского МСО СУ по ВАО ГСУ СК РФ по г. Москве до решения суда. 4) CD-диск Verbatim с записями с камер видеонаблюдения, установленных по адресу: г. Москва, ул. ХХХ, д. 27, корп. 1, под. 2; г. Москва, ул. ХХХ, д. 28, корп. 1, под. 2, представленный в Перовский МРСО СУ по ВАО ГСУ СК России по г. Москве 18.11.2013, приобщен к материалам уголовного дела № ХХХ.

 

Вещественное доказательство: свитер с пятнами крови М-ва А.Б., изъятый 20.11.2013 в ходе выемки у подозреваемого Б-ва А.В., хранится в камере хранения вещественных доказательств Перовского МСО СУ по ВАО ГСУ СК РФ по г. Москве до решения суда.

 

Заключение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы № 355/а от 15.04.2014, согласно которому, Б-в А.В. хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, которое могло лишить его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в период инкриминируемого ему деяния, не страдал и не страдает в настоящее время. Б-в А.В. в период инкриминируемого ему деяния также не обнаруживал признаков какого-либо временного психического расстройства,  о чем свидетельствуют целенаправленность и последовательность его действий, полная ориентированность в окружающей действительности, сохранность воспоминаний, отсутствие в его поведении и высказываниях признаков бреда, галлюцинаций, нарушенного сознания. Поэтому Б-в А.В. в период инкриминируемого ему деяния мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время Б-в А.В. также не страдает каким-либо, в том числе временным психическим расстройством и по своему психическому состоянию может понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, способен к самостоятельному совершению действий, направленных на реализацию своих прав и обязанностей, участвовать в уголовном процессе, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела и давать показания. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается.

 

С учетом указанного заключения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы в отношении Б-ва А.В., показаний подсудимого Б-ва А.В. на предварительном следствии и в суде, показаний в суде потерпевшей и свидетелей, имеющихся в деле материалов, в том числе, требований о судимостях и копий приговоров на Б-ва, а также конкретных обстоятельств совершенного преступления, суд признает подсудимого Б-ва А.В. вменяемым в отношении инкриминируемого ему преступления.

 

Таким образом, приведенными доказательствами и оценкой их в совокупности виновность подсудимого Б-ва А.В. в совершении указанного  преступления  полностью установлена,  и суд квалифицирует действия подсудимого Б-ва А.В. как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное по найму, — по  п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ.

При назначении наказания подсудимому Б-ву А.В. суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, его личность и обстоятельства, влияющие на наказание.

Б-в А.В. явился с повинной, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, изобличению другого соучастника, вину свою признал полностью и раскаялся в совершенном, что является смягчающими наказание обстоятельствами, однако ранее судим, в его действиях содержится рецидив преступлений, что является отягчающим обстоятельством, в связи с неимением постоянных мест работы и жительства характеристики отсутствуют, и с учетом общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории особо тяжких, суд признает невозможным его исправление без изоляции от общества и применение к нему минимального наказания, предусмотренного законом за данное преступление, как просит защита, и считает необходимым назначить ему наказание в виде лишения свободы и дополнительное наказание в виде ограничения свободы в пределах санкции, установленной уголовным законом.

Гражданский иск, заявленный по данному уголовному делу потерпевшей Л-ко Л.В., потерявшей единственного сына в результате убийства, совершенного подсудимым Б-вым А.В., о возмещении морального вреда  в сумме 1 миллион рублей, суд признает подлежащим полному удовлетворению, так как при этом суд учитывает характер и объем причиненных нравственных страданий потерпевшей, степень вины подсудимого, его материальное положение, а также требование разумности и справедливости.

 

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.296-304, 307-309 УПК РФ, суд

 

П Р И Г О В О Р И Л:

 

Признать Б-ва А.В. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ, согласно которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 16 (шестнадцать) лет, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 (два) года.

В соответствии с ч.1 ст. 53 УК РФ после отбывания основного наказания установить Б-ву А.В. следующие ограничения: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы ХХХ района ХХХ2 области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Срок наказания Б-ву А.В. исчислять с 11 августа 2014 года, с зачетом времени содержания под стражей с 20 ноября 2013 года по 10 августа 2014 года. Меру пресечения оставить прежней – содержание под стражей.

Взыскать с Б-ва А.В. в пользу потерпевшей Л-ко Л.В. 1 (один) миллион рублей в счет компенсации причиненного морального вреда.

Вещественные доказательства по уголовному делу: 1) мобильный телефон марки ХХХ (ХХХ) IMEI ХХХ, изъятый 20.11.2013 в ходе выемки у подозреваемого Б-ва А.В., — хранящийся в камере хранения вещественных доказательств Перовского МСО СУ по ВАО ГСУ СК РФ по г. Москве, — возвратить по принадлежности; 2) майку, трусы, носки трупа М-ва А.Б. со следами крови, а также повреждениями материи, изъятые в ходе выемки 30.12.2013 в танатологическом отделении № 9 Бюро СМЭ ДЗ г. Москвы; 3) USB-носитель «ХХХ», содержащий сведения о входящих и исходящих соединениях, а также смс-сообщениях с абонентских номеров ХХХ, которым пользовался обвиняемый А-в А.С. и ХХХ1, которым пользовался обвиняемый Б-в А.В. представленный в Перовский МРСО СУ по ВАО ГСУ СК России по г. Москве 18.11.2013; 4) свитер с пятнами крови М-ва А.Б., изъятый 20.11.2013 в ходе выемки у подозреваемого Б-ва А.В. — хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств Перовского МСО СУ по ВАО ГСУ СК РФ по г. Москве, — уничтожить после вступления приговора суда в законную силу; 5) CD-диск Verbatim с записями с камер видеонаблюдения, установленных по адресу: город Москва, улица ХХХ,
д. 27, корп. 1, под. 2, г. Москва, ул. ХХХ, д. 28, корп. 1, под. 2, представленный в Перовский МРСО СУ по ВАО ГСУ СК России по г. Москве 18.11.2013, — хранить вместе с уголовным делом. (Том № 2, л.д. 166-167, 172).

 

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 суток со дня провозглашения, а самим осужденным в тот же срок со дня вручения ему копии приговора с подачей жалобы через Московский городской суд.

В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

 

Председательствующий судья                                        Новиков В.А.