Законодательство РФ


Приговор п.п. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ

Дело № 2-9/14

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

 п.п. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ

г. Москва                                             22 апреля 2014 г.

 

Суд с участием присяжных заседателей Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи — Ткачука Н.Н.,

присяжных заседателей,

при секретаре Авдотьиной А.А.,

с участием государственных обвинителей -старшего прокурора отдела уголовно-судебного управления прокуратуры города Москвы Костюк Н.В. и прокурора того же отдела Данилова А.Ю.,

подсудимого Мартиросяна Г.Т.,

защитника- адвоката Суханова С.А.,

а также потерпевших П-вой Т.М. и Т-ва В.Ю.,

представителя потерпевших — адвоката Исаева И.А.,

рассмотрев в частично закрытом судебном заседании в помещении Московского городского суда уголовное дело по обвинению

 

МАРТИРОСЯНА Г.Т., обвиняемого в совершении двух преступлений, предусмотренных п.п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, а также преступлений, предусмотренных п.п. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ), ч. 2 ст. 228 УК РФ,

 

УСТАНОВИЛ:

 

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 10 апреля 2014 года Мартиросян Г.Т. признан виновным в том, что:

— не позднее 1 часа 29 минут 20 сентября 2011 года с намерением завладеть деньгами в сумме не менее 1 500 000 рублей, принадлежавшими его знакомой –Т-вой Н.В., он спланировал причинить ей смерть и завладеть этой денежной суммой.

Во исполнение задуманного Мартиросян Г.Т. совершил следующее.

Не позднее 1 часа 29 минут 20 сентября 2011 годаон приобрел наркотическое средство –«…..».

В дальнейшем Мартиросян Г.Т. на автомобиле перевез указанные выше наркотические средства в жилище по адресу: «…..»,в котором проживала Т-ва Н.В., где в период с 1 часа 29 минут по 5 часов 50 минут20 сентября 2011 года он подмешал в напиток Т-вой Н.В. не менее «….».

В тот же период времени Т-ва Н.В., не осведомленная о намерениях Мартиросяна Г.Т., выпила этот напиток, после чего она утратила способность осознавать характер совершаемых с ней действий и самостоятельно совершать какие-либо действия, требующие концентрации внимания и координации движения.

Затем Мартиросян Г.Т., понимая, что Т-ва Н.В. не сможет оказать ему сопротивление, с намерением причинить ей смерть внутривенно ввел в ее организм «…..».

В тот же период времени Мартиросян Г.Т., находясь в той же квартире и видя, что Т-ва Н.В. еще жива, полностью погрузил ее в наполненную водой ванную, вследствие чего Т-ва Н.В. скончалась от утопления в воде.

Удостоверившись в наступлении смерти Т-вой Н.В., в период с 1 часа 29 минут по 5 часов 50 минут 20 сентября 2011 года Мартиросян Г.Т. завладел принадлежавшими ей деньгами в сумме не менее 1 500000 рублей;

 

— не позднее 12 часов 22 минут 15 января 2012 года он приобрел наркотическое средство –«……», хранил их при себе и не позднее 12 часов 22 минут 15 января 2012 года перевез указанные выше наркотические средства в жилище по адресу: «…….», в котором проживали А-ва М.Б. и А-ва Н.И.;

 

— в 2011-2012 годах с намерением завладеть принадлежавшими его знакомой –А-вой М.Б., денежными средствами в сумме не менее 5 100000 рублей и ювелирными изделиями общей стоимостью не менее 1 200000 рублей, он спланировал причинить смерть А-вой М.Б. и ее матери –А-вой Н.И., а также завладеть упомянутыми выше деньгами и ювелирными изделиями.

Во исполнение задуманного Мартиросян Г.Т. совершил следующее.

В период с 23 часов 7 минут 14 января по 12 часов 22 минуты 15 января 2012 года он, находясь в квартире, в которой проживали А-ва М.Б. и А-ва Н.И., и используя наркотические средства –«…..», подмешал не менее 30-40 мг из общей массы этой смесив алкогольный напиток.

В тот же период времени А-ва М.Б. и А-ва Н.И., не осведомленные о намерениях Мартиросяна Г.Т., выпили этот напиток, после чего обе утратили способность осознавать характер совершаемых с каждой из них действий и самостоятельно совершать какие-либо действия, требующие концентрации внимания и координации движения.

После этого Мартиросян Г.Т. с намерением причинить смерть А-вой М.Б. и А-вой Н.И.внутривенно ввел:

«….»

Вследствие этих действий Мартиросяна Г.Т. наступила смерть:

— А-вой М.Б. — от острого комбинированного отравления «…..»;

— А-вой Н.И. — от острого комбинированного отравления «…..».

Удостоверившись в наступлении смерти А-вой М.Б. и А-вой Н.И., Мартиросян Г.Т.завладел принадлежавшими А-вой М.Б.деньгами в сумме не менее 5 100000 рублей и ювелирным иизделиями общей стоимостью не менее 1 200000 рублей;

 

— не позднее 8 часов 45 минут 21 февраля 2013 года он приобрел наркотические средства общей массой не менее6,6г–«…». В дальнейшем Мартиросян Г.Т. хранил указанные выше наркотические средства общей массой не менее«…»г по месту своего жительства — жилище по адресу: «….», вплоть до 8 часов 45 минут 21 февраля 2013 года, то есть времени, когда в результате обыска в этой квартире были обнаружены и изъяты перечисленные выше наркотические средства, находившиеся:

— в двух бумажных свертках — массой 0,84 г в каждом свертке;

— во внутреннем кармане куртки оранжевого цвета (в бумажном и целлофановом свертках) — массой 0,31 г и 2,64 г соответственно;

— в куртке черного цвета (в двух бумажных свертках) — массой 0,98 г и 0,99 г соответственно.

 

Кроме того, согласно вердикту присяжных заседателей снисхождения за перечисленные выше деяния Мартиросян не заслуживает.

 

Давая правовую оценку содеянному Мартиросяном, суд исходит из нижеследующего.

По обвинению в убийстве трех лиц и разбойных нападениях.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части 2 данной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден.

К тому же, по смыслу закона как сопряженное с разбоем следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанного преступления. Содеянное в таких случаях квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в совокупности со статьей УК РФ, предусматривающей ответственность за разбой.

Вердиктом присяжных заседателей установлено умышленное причинение Мартиросяном смерти трем лицам –Т-вой Н.В.,А-вой М.Б. и А-вой Н.И.

Этим же вердиктом присяжных заседателей установлено, что Мартиросян, реализуя свой единый умысел на причинение смерти Т-вой Н.В. и завладение ее деньгами, подмешал ей в напиток не менее «….». Затем Т-ва Н.В., не осведомленная о намерениях Мартиросяна, выпила этот напиток, после чего утратила способность осознавать характер совершаемых с ней действий и самостоятельно совершать какие-либо действия, требующие концентрации внимания и координации движения.

Согласно тому же вердикту Мартиросян во исполнение своего единого умысла на завладение деньгами и ювелирными изделиями, принадлежавшими А-вой М.Б., и причинение смерти последней и ее матери –А-вой Н.И., использовал наркотические средства–«…..», и подмешал не менее «…..»из общей массы этой смесив алкогольный напиток. Затем А-ва М.Б. и А-ва Н.И., не осведомленные о намерениях Мартиросяна Г.Т., выпили этот напиток, после чего обе утратили способность осознавать характер совершаемых с каждой из них действий и самостоятельно совершать какие-либо действия, требующие концентрации внимания и координации движения.

Следовательно, наркотические средства, в каждом случае, введены Мартиросяном в организм каждой потерпевшей против воли каждой из них, то есть недобровольно. Такой способ воздействия не осознавался каждой потерпевшей, однако от этого он не лишался качества нападения.

Вместе с тем в случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное виновным надлежит квалифицировать как разбой.

 

В силу п. 4примечания к ст. 158 УК РФ особо крупным размером в статьях главы 21 УК РФ, куда входит и ст. 162 УК РФ, признается стоимость имущества, превышающая один миллион рублей.

Обвинительным вердиктом установлен размер имущества, похищенного:

— у Т-вой Н.В. — не менее 1 500 000 рублей;

— у А-вой М.Б. — не менее 6 300 000 рублей.

 

Помимо этого, по делу установлено умышленное причинение Мартиросяном тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни:

а) Т-вой Н.В.:

— от развившейся у нее механической асфиксии в результате утопления в воде;

— вследствие отравления указанными выше наркотиче­скими средствами, которые при совместном поступлении в организм оказали взаимно усиливающее токсическое действие;

б) А-вой М.Б. и А-вой Н.И., каждой в отдельности, — от острого комбинированного отравления наркотическими средствами.

 

Вердиктом коллегии присяжных заседателей также установлено, что убийства Т-вой Н.В.,А-вой М.Б. и А-вой Н.И., соответственно, совершены в процессе разбойных нападений.

 

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ).

Вердиктом присяжных заседателей установлено, что не позднее 12 часов 22 минут 15 января 2012 года Мартиросян приобрел наркотическое средство –«….», хранил их при себе и не позднее 12 часов 22 минут 15 января 2012 года перевез указанные выше наркотические средства в жилище по адресу: «…..», в котором проживали А-ва М.Б. и А-ва Н.И.

Как видно из материалов уголовного дела, законного основания на приобретение, хранение и перевозку упомянутых выше наркотических средств у Мартиросяна не имелось.

Наличие у Мартиросяна цели сбыть эти наркотические средства (применительно к их приобретению, хранению и перевозке) вердиктом присяжных заседателей не установлено.

Решая вопрос о наличии крупного размера наркотических средств, суд исходит из размеров, которые установлены в Постановлении Правительства Российской Федерации от 7 февраля 2006 года № 76 (с последующими изменениями), действовавшем во время — не позднее 15 января 2012 года, совершения Мартиросяном действий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

 

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ.

 

Тем же вердиктом установлено, что не позднее 8 часов 45 минут 21 февраля 2013 года Мартиросян приобрел наркотические средства общеймассой не менее«…»г — смесь, в состав которой входили «….». В дальнейшем он хранил указанные выше наркотические средства общей массой не менее«…»г по месту своего жительства — жилище по адресу: «….», вплоть до 8 часов 45 минут 21 февраля 2013 года, то есть времени их обнаружения и изъятия в результате обыска в этой квартире.

По делу достоверно установлено, что упомянутую выше смесь Мартиросян, не имея на то законного основания, приобрел без цели сбыта и в последующем незаконно хранил без той же цели.

При разрешении вопроса о наличии крупного размера наркотических средств по обвинению в этой части суд исходит из размеров, которые установлены в ныне действующем Постановлении Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 года № 1002 (с последующими изменениями).

Квалификация содеянного Мартиросяном.

На основании установленных присяжными заседателями обстоятельств суд приходит к следующему.

 

По обвинению в убийстве трех лиц и разбойных нападениях.

 

Мартиросян умышленно причинил смерть трем лицам –Т-вой Н.В.,А-вой М.Б. и А-вой Н.И., в процессе разбойных нападений на них, совершенных, соответственно, в периоды: с 1 часа 29 минут по 5 часов 50 минут 20 сентября 2011 года и с 23 часов 7 минут 14 января по 12 часов 22 минуты 15 января 2012 года.

В результате этих нападений в целях хищения чужого имущества, совершенных с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, Мартиросян похитил:

— у Т-вой Н.В. — не менее 1 500 000 рублей, что образует особо крупный размер,

— у А-вой М.Б. -имущество общей стоимостью не менее 6 300 000 рублей, то есть в особо крупном размере.

Кроме того, в результате совершенных Мартиросяном насильственных действий Т-вой Н.В.,А-вой М.Б. и А-вой Н.И., каждой в отдельности, умышленно причинен тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

С учетом изложенного содеянное Мартиросяном в этой части суд квалифицирует:

— по п.п. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ;

— по п.п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на Т-ву Н.В.);

— по п.п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на А-ву М.Б. и А-ву Н.И.).

 

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ).

 

В силу п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли два года после совершения преступления небольшой тяжести.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ, считается преступлением небольшой тяжести, в данном конкретном случае течение срока давности не приостанавливалось.

Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, что закреплено в п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. При этом прекращение уголовного преследования по основанию, указанному в п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке, что следует из ч. 2 ст. 27 УПК РФ.

Следовательно, обязательным условием для принятия решения о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности является получение на это согласия обвиняемого.

Вопрос о прекращении уголовного дела по обвинению Мартиросяна в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ), ставился на предварительном слушании по инициативе суда.

Против прекращения уголовного дела по обвинению в этой части за истечением срока давности Мартиросян возражал, о чем составил письменное заявление.

С учетом приведенного выше производство по уголовному делу по обвинению Мартиросяна в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ), было продолжено в обычном порядке.

В ходе судебного разбирательства настоящего уголовного дела в суде первой инстанции вопрос о применении срока давности по обвинению Мартиросяна в этой части стороны не ставили.

По смыслу закона если в результате судебного разбирательства, продолженного по требованию обвиняемого, будет установлена его вина в совершении инкриминируемого ему преступления, вынесение постановления о прекращении уголовного дела ввиду истечения сроков давности становится невозможным и суд постановляет обвинительный приговор с освобождением обвиняемого от назначенного наказания.

Исходя из этого, освобождение подсудимого в случае вынесения обвинительного приговора не от уголовной ответственности, а от наказания в порядке ч. 8 ст. 302 УПК РФ само по себе не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод.

Согласно вердикту присяжных заседателей Мартиросян совершил приобретение, хранение и перевозку наркотических средств не позднее 12 часов 22 минут 15 января 2012 года.

Поскольку Мартиросян не позднее 12 часов 22 минут 15 января 2012 года без цели сбыта совершил незаконные приобретение, хранение и перевозку наркотических средств–«….», то есть в крупном размере, и смеси, в состав которой входили наркотические средства –«….», то есть в крупном размере, содеянное им в этой части суд — с учетом положений ст. 10 УК РФ, квалифицирует по ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федеральных законов от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ, от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ).

При этом суд принимает во внимание, что в силу положений ст. 9, ч. 1 ст. 10 УК РФ действия виновного не подлежат переквалификации с ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федеральных законов от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ, от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) на ч. 1 ст. 228 УК РФ в действующей редакции, поскольку диспозиции указанных статей отличаются лишь словами «в крупном размере» и «в значительном размере», величины которых в граммах, как и санкции ч. 1 ст. 228 УК РФ в прежней и новой редакциях, идентичны. Следовательно, такое изменение закона не улучшает положение виновного.

Подытоживая изложенное выше, суд приходит к выводу о необходимости освобождения подсудимого от наказания в этой части обвинения по предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ основанию, то есть ввиду истечения срока давности уголовного преследования.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ.

 

По делу установлено, что не позднее 8 часов 45 минут 21 февраля 2013 года Мартиросян незаконно приобрел без цели сбыта наркотические средства общей массой «….», то есть в крупном размере. В дальнейшем он, не имея на то законного основания, хранил указанные выше наркотические средства общей массой не менее«….»г, то есть в крупном размере, по месту своего жительства — жилище по адресу: «….», вплоть до 8 часов 45 минут 21 февраля 2013 года.

При таких обстоятельствах содеянное им в этой части суд квалифицирует по ч. 2 ст. 228 УК РФ.

 

Утверждения подсудимого и защитника о невиновности Мартиросяна в полном объеме предъявленного ему обвинения противоречат вердикту и установленным присяжными заседателями обстоятельствам.

В силу положений ст. ст. 339, 343 УПК РФ вопросы о доказанности или недоказанности деяния, имело ли оно место, о совершении или не совершении его подсудимым, о виновности или невиновности подсудимого в совершении этого деяния относятся к компетенции коллегии присяжных заседателей.

Согласно ч. 4 ст. 347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

В соответствии со ст. 348 УПК РФ обвинительный вердикт обязателен для председательствующего по уголовному делу, за исключением случаев, предусмотренных частями четвертой и пятой той же статьи.

По мнению суда, оснований для применения по настоящему уголовному делу в отношении Мартиросяна положений ч.ч. 4 и 5 ст. 348 УПК РФ не имеется.

 

Согласно заключению экспертов-психиатров Мартиросян Г.Т. хроническим психическим расстройством либо слабоумием не страдал и не страдает в настоящее время. В период инкриминируемых деяний Мартиросян не обнаруживал признаков временного психического расстройства либо иного болезненного состояния психики, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время он также не обнаруживает признаков временного психического расстройства, может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, в применении принудительных мер медицинского характера не нуждается.

Оценив это заключение в совокупности с фактическими обстоятельствами уголовного дела, данными о личности подсудимого и его поведением в ходе судебного разбирательства, суд признает Мартиросяна вменяемым как во время совершения деяний, так и после совершения преступлений.

Решения по гражданским искам.

В ходе разбирательства уголовного дела в суде первой инстанции потерпевшими к обвиняемому (подсудимому) предъявлены гражданские иски:

а) Т-вым В.Ю.:

— о возмещении материального ущерба от преступления — в размере 1 500 000 рублей;

— о компенсации морального вреда — в размере 5 000 000 рублей;

б) потерпевшей П-вой Т.М.:

— о возмещении материального ущерба от преступления — в размере 6 300 000 рублей;

— о компенсации морального вреда — в размере 10 000 000 рублей.

 

Обосновывая исковые требования каждого потерпевшего их представитель пояснил, что:

— по настоящему уголовному делу размеры имущественного вреда по каждому из эпизодов разбоя установлены обвинительным вердиктом присяжных заседателей;

— Т-в В.Ю. и П-ва Т.М., каждый в отдельности, претерпели значительные физические и нравственные страдания в результате убийства Мартиросяном их близких родственников.

Исковые требования каждого потерпевшего поддержали государственные обвинители.

Подсудимый исковые требования потерпевших не признал.

Разрешая исковые требования каждого потерпевшего, суд приходит к следующим выводам.

В силу ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Размер материального ущерба, причиненного Мартиросяном каждому потерпевшему, установлен вердиктом присяжных заседателей.

Исходя из приведенного выше, исковые требования потерпевших Т-ва В.Ю. и П-вой Т.М. о возмещении материального ущерба от преступления подлежат удовлетворению в полном объеме, а именно — в размерах 1 500 000 рублей и 6 300 000 рублей соответственно.

Что же касается исковых требований каждого потерпевшего о компенсации морального вреда, то при их разрешении суд учитывает следующее.

В соответствии со ст.ст. 151,1099 ГК РФ компенсация морального вреда допускается, когда совершаются действия, посягающие на личные неимущественные права гражданина либо на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Моральный вред компенсируется также в других случаях, предусмотренных законом.

С учетом причинения Т-ву В.Ю. и П-вой Т.М., каждому в отдельности, физических и нравственных страданий в результате убийства их близких родственников суд полагает необходимым удовлетворить исковые требования каждого потерпевшего о компенсации морального вреда.

Решая вопрос о размере компенсации морального вреда, суд исходит из положений ст. 151,п. 2 ст. 1101 ГК РФ и учитывает характер причиненных Т-ву В.Ю. и П-вой Т.М. физических и нравственных страданий, степень вины причинителя вреда, руководствуясь при этом требованиями разумности и справедливости.

Устанавливая характер физических и нравственных страданий, суд учитывает фактические обстоятельства, при которых причинен моральный вред, поведение Мартиросяна непосредственно после совершения убийств в процессе разбойных нападений, а также индивидуальные особенности Т-вой Н.В.,А-вой М.Б. и А-вой Н.И.(возраст и состояние здоровья).

При таких данных суд полагает необходимым исковые требования каждого потерпевшего о компенсации морального вреда удовлетворить в полном объеме.

Назначение наказания.

При назначении наказания подсудимому в качестве смягчающего обстоятельства суд признает наличие у виновного малолетнего ребенка.

По смыслу уголовного закона статья 63 УК РФ, устанавливая перечень обстоятельств, отягчающих наказание, и относя к их числу совершение преступления с использованием наркотических средств, направлена на обеспечение в соответствии с принципом справедливости дифференциации наказания за преступление с учетом его общественной опасности, определяемой, в частности, в зависимости от способа и орудия его совершения.

Вердиктом присяжных заседателей установлено, что убийство трех лиц и разбойные нападения Мартиросян совершил с использованием наркотических средств. Поэтому, обстоятельством, отягчающим наказание Мартиросяна (применительно к убийству трех лиц и каждому разбою), суд признает совершение преступления с использованием наркотических средств.

Разрешая вопрос о назначении наказания, суд учитывает характер и степень общественной опасности преступлений, влияние назначенного наказания на исправление Мартиросяна и на условия жизни его семьи.

Кроме того, суд принимает во внимание, что с 10-ти лет Мартиросян рос и воспитывался без отца, после прохождения военной службы занимался, в том числе, и общественно полезным трудом, состояние здоровья виновного, а также состояние здоровья его престарелой матери.

С учетом положений ст. 60 УК РФ, включая данные о личности виновного, суд считает возможным не назначать Мартиросяну:

— пожизненное лишение свободы, предусмотренное санкцией ч. 2 ст. 105 УК РФ;

—  дополнительное наказание в виде штрафа, предусмотренное санкциями ч. 4 ст. 162, ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Вместе с тем суд, принимая во внимание конкретные обстоятельства содеянного Мартиросяном, считает необходимым назначить подсудимому:

— в соответствии с ч. 1 ст. 60 УК РФ наказание в виде лишения свободы по ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федеральных законов от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ, от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ);

— дополнительное наказание в виде ограничения свободы, предусмотренное санкцией ч. 4 ст. 162 УК РФ (по каждому эпизоду разбоя);

— дополнительное наказание в виде ограничения свободы, предусмотренное санкцией ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Основания для назначения подсудимому наказания с применением ст. ст. 64, 73 УК РФ отсутствуют.

Исходя из положений ч. 1 ст. 53 УК РФ, суд приходит к выводу об обязательном установлении Мартиросяну следующих ограничений и обязанности, а именно:

— ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции;

— ограничения на выезд за пределы территории города Москвы;

— возложение на него обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации.

Меры по обеспечению конфискации имущества и обеспечению возмещения вреда в ходе досудебного производства не применялись, процессуальных издержек нет.

Оснований для отмены или изменения меры пресечения в отношении подсудимого не имеется.

Определяя начало исчисления срока отбывания наказания подсудимым, суд руководствуется п. 15 ст. 5 УПК РФ.

Вопрос о вещественных доказательствах суд разрешает в соответствии со ст. ст. 81, 82 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 343, 348, 350, 351 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Мартиросяна Г.Т.признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных:

— ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федеральных законов от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ, от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ), на основании которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

В соответствии со ст. 78 УК РФ и на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 8 ст. 302 УПК РФ в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности от назначенного по ч. 1 ст. 228 УК РФ (в редакции Федеральных законов от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ, от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) наказания в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев Мартиросяна Г.Т. освободить;

— п.п. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, на основании которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 18 (восемнадцать) летс ограничением свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории города Москвы и возложения обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации;

— п.п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизоду разбойного нападения на Т-ву Н.В.), на основании которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 12 (двенадцать) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) годс установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории города Москвы и возложения обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации;

— п.п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизоду разбойного нападения на А-ву М.Б. и А-ву Н.И.),на основании которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 13 (тринадцать) летс ограничением свободы сроком на 1 (один) год6 (шесть) месяцев с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории города Москвы и возложения обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации;

— ч. 2 ст. 228 УК РФ, на основании которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет с ограничением свободы сроком на 9 (девять) месяцев с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории города Москвы и возложения обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание подсудимому Мартиросяну Г.Т. назначить путем частичного сложения наказаний — лишение свободы сроком на 23 (двадцать три) года с ограничением свободы сроком на 2 (два) года с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории города Москвы и возложения обязанности являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации, с отбыванием основного наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания осужденному Мартиросяну Г.Т.:

— в виде лишения свободы — с зачетом времени содержания под стражей до судебного разбирательства исчислять с момента его фактического задержания, то есть с 21 февраля 2013 года;

— в виде ограничения свободы — исчислять со дня его освобождения из исправительного учреждения.

Исполнение наказания в виде ограничения свободы и надзор за отбыванием данного вида наказания возложить на уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства осужденного Мартиросяна Г.Т.

Меру пресечения в отношении осужденного Мартиросяна Г.Т. — заключение под стражу, оставить прежней и до вступления приговора в законную силу содержать его в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по городу Москве.

Гражданские иски потерпевших Т-ва В.Ю. и П-вой Т.М.к подсудимому Мартиросяну Г.Т. о возмещении материального ущерба от преступления и о компенсации морального вреда- удовлетворить в полном объеме.

Взыскать с Мартиросяна Г.Т. в пользу:

а) потерпевшего Т-ва В.Ю.:

— в счет возмещения материального ущерба от преступления — 1 500 000 (один миллион пятьсот тысяч) рублей;

— в счет компенсации морального вреда — 5 000 000 (пять миллионов) рублей;

б) потерпевшей П-вой Т.М.:

— в счет возмещения материального ущерба от преступления — 6 300 000 (шесть миллионов триста тысяч) рублей;

— в счет компенсации морального вреда — 10 000 000 (десять миллионов) рублей.

По вступлению приговора в законную силу вещественные доказательства:

— блокнот, отрывной талон, две пластиковые карты, собаку (немецкого шпица) по кличке «Даймос» — передать П-вой Т.М.;

— четыре мобильных телефона, перечисленные на листах 129-130 в томе 10,- передать Т-ву В.Ю.;

— 12 фотографий — хранить при уголовном деле;

— три шприца, флакон из стекла, два свертка из бумаги, ленту, банку с таблетками, ложку, две салфетки,фрагмент листа бумаги, окурки как не представляющие какой-либо ценности — уничтожить;

— цифровые носители (CD — иDVD-диски), указанные на листах 204-206 в томе 16, — передать в СО по Таганскому району СУ по ЦАО ГСУ СК России по городу Москве;

— фотоаппарат, чехол и SD-карту — передать П-вой А.А.;

— наркотические средства массой 6,54 г (смесь, в состав которой входятгероин (диацетилморфин), ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин) -уничтожить;

— жесткий диск, два мобильных телефона, две сим-карты, указанные на листах 152-153 в томе 11, а также две куртки, диктофон, упаковку от сим-карты-передать П-ной Е.А.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации через Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае апелляционного обжалования приговора осужденный, содержащийся под стражей, вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

 

 

Председательствующий судья                              Н.Ткачук

 

 

Справка

 

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 сентября 2014 года приговор Московского городского суда изменен: исключено указание на признание использования наркотических средств в качестве обстоятельства,отягчающего наказание. Смягчено назначенное Мартиросяну Г.Т. по пп. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание до 17 лет 10 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев; по пп. «б, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбоя в отношении Т до 11 лет 10 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год; по пп. «б, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбоя в отношении А и А ) до 12 лет 10 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных пп. « а, з » ч. 2 ст. 105 УК РФ, пп. « б, в » ч. 4 ст. 162 УК РФ (два преступления), ч. 2 ст. 228 УК РФ, окончательно Мартиросяну Г.Т. назначено 22 года 11 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы на срок 2 года, с установлением ограничения на изменение места жительства без согласия уголовно — исполнительной инспекции, ограничения на выезд за пределы территории г. и возложения обязанности являться в уголовно — исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации.