Законодательство РФ


Приговор ст. 209 УК РФ

Дело № 2-17/14

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

ст. 209 УК РФ

 

город Москва 8 апреля 2014 года

Московский городской суд в составе председательствующего судьи Вырышевой И.В., при секретарях судебного заседания Поникаровой Ю.С. и Егоровой Ю.М. ( Ивановой Ю.М.) , с участием:
государственного обвинителя – старшего прокурора отдела государственных обвинителей уголовно-судебного управления прокуратуры г. Москвы Минаковой Т. А.,
потерпевших Фе***, Фр***, Ш*** и П***;
подсудимого Канксиди А.В. и его защитников — адвоката Таранищенко Н.М., и адвоката Шкреда В.П.,
подсудимого Амаляна А.Э. и адвоката Багбы А.И.,
подсудимого Малхасяна А.В. и адвоката Лемонджава М.М.,
подсудимого Молофеева Н.М. и его защитников — адвоката Сажаева А.А., и адвоката Франчука И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Канксиди А. В.,
— обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209; п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ; двух преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ;

Амаляна А. Э.,
— обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ, двух преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ;

Молофеева Н. М.,
— обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209; п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162; ч.1 ст. 222 УК РФ;

Малхасяна А. В.,
— обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ;

у с т а н о в и л:

Канксиди А.В. создал устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан и руководил ею.
Амалян А.Э., Молофеев Н.М. и Малхасян А.В. участвовали в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях.
Канксиди, Амалян и Малхасян совершили разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой, в особо крупном размере.
Канксиди совершил грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, организованной группой.
Канксиди, Амалян и Молофеев совершили разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, с применением предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой, в особо крупном размере.
Молофеев, кроме того, совершил незаконное хранение оружия и боеприпасов.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В начале сентября 2012 года Канксиди, опираясь на личный авторитет и криминальные связи, основываясь на принципах землячества, возрастных критериях, общности интересов и преступных замыслах, создал устойчивую вооруженную группу (банду) в целях совершения нападения на граждан с применением огнестрельного оружия и открытого хищения чужого имущества, в которую вовлек своих друзей — жителей города М и М1 Амаляна, Малхасяна и неустановленных лиц, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство, не позднее ноября 2012 года вовлек своего знакомого Молофеева, давших согласие на вхождение в состав банды в качестве ее членов, тем самым приняв на себя обязательства по совершению тяжких и особо тяжких преступлений.
Канксиди, Амалян, Молофеев и Малхасян осознавали и отдавали себе отчет в том, что будут принимать участие в преступлениях, совершаемых именно устойчивой вооруженной группой, были осведомлены об имеющемся на вооружении банды огнестрельном оружии, огнестрельном оружии ограниченного поражения и боеприпасах к нему, были объединены единым умыслом на совершение тяжких и особо тяжких преступлений, осознавали общие цели функционирования банды и свою принадлежность к ней.
В указанный период времени вплоть до 27 ноября 2012 года группа имела на вооружении огнестрельное оружие — пистолет ТТ образца *** г. калибра *** мм; неустановленный следствием пистолет неизвестной модели; пистолет без номера калибра ** мм, изготовленный самодельным способом с использованием деталей стандартного пневматического пистолета модели *** отечественного производства.
Кроме того, в распоряжении группы находились огнестрельное оружие ограниченного поражения – пистолет модели *** серия *** калибра ** мм, боеприпасы – не менее * патронов калибра * мм к пистолету Макарова ** и другому нарезному огнестрельному оружию, незаконно хранившиеся у Молофеева и изъятые у последнего в ходе его задержания 27 ноября 2012 года, при этом о наличии вышеуказанного оружия и боеприпасов были осведомлены все лица, входящие в эту группу.
Созданная и руководимая Канксиди банда имела стабильный (постоянный) состав, была основана на дружеских связях и общности преступных интересов, что усиливало постоянство связей между членами устойчивой вооруженной группы и отличало их специфичностью методов деятельности при подготовке и во время совершения преступлений.
Банда состояла не менее, чем из восьми человек.
Ее руководитель — Канксиди планировал преступную деятельность, разрабатывал способы совершения хищения имущества граждан, лично либо совместно с другими участниками банды подбирал потенциальных жертв – граждан, которые в банковских учреждениях производили операции с денежными средствами, подыскивал транспортные средства, задействованные в конкретном преступлении, распределял роли и обязанности участников при подготовке и в момент совершения разбоев и грабежа, определял лиц, которые блокировали автомобили под управлением потерпевших на проезжей части, не давая возможности беспрепятственно продолжать движение, и тех, которые производили отвлекающие внимание потерпевших действия, контролировали окружающую обстановку и обеспечивали выезд участников с места совершения преступлений.
В обязанности рядовых членов Канксиди включил участие каждого непосредственно на месте преступления, совместно с другими членами банды предпринимал меры для маскировки и сокрытия следов, надевая при совершении преступлений на лицо медицинские маски, используя легковые автомобили иностранного производства с тонированными стеклами, с которых заблаговременно снимались государственные регистрационные знаки, либо заменялись на двойники знаков, выданных органами государственной автомобильной инспекции при постановке на учет автомобилей аналогичной марки, модели и цвета.
Канксиди совместно с Амаляном, Малхасяном, Молофеевым и неустановленными лицами принимал непосредственное участие в совершаемых преступлениях, демонстрируя предметы, похожие на пистолет, угрожая потерпевшим расправой и применяя физическое насилие в целях подавления их воли к сопротивлению, распределял полученные в результате совершения преступления денежные средства.
Амалян, Малхасян, Молофеев и неустановленные лица, являясь активными участниками банды, решали задачи, поставленные ее организатором и руководителем Канксиди, приискивали для совершения разбойных нападений огнестрельное оружие и боеприпасы, также подбирали потенциальных жертв, с использованием автотранспорта осуществляли за ними наблюдение от места совершения операций с денежными средствами до места нападения, определяли исходные позиции и распределяли роли перед совершением преступления и после его окончания, принимали непосредственное участие в совершаемых преступлениях, блокируя автомобили потерпевших и подавляя при необходимости их сопротивление путем применения физического насилия и использования огнестрельного оружия, получали от Канксиди денежные средства, добытые в результате совершения преступлений.
Для мобильности передвижения участники банды использовали следующие транспортные средства:
— автомобиль марки «Мерседес Бенц» модель ***, черного цвета, которым при совершении преступления управляли неустановленные лица из числа участников банды;
— автомобиль марки «Ауди» модель **, черного цвета, которым при совершении преступления управлял Малхасян А.В.;
— неустановленный автомобиль марки «Порше Кайен» черного цвета, которым при совершении преступлений управляли как неустановленные лица из числа участников банды, так и Молофеев.

Реализуя задуманное, при организующей и руководящей роди Канксиди, в том числе при его личном участии и участии иных лиц, действуя по разработанному плану, распределив между собой роли, в различных составах, применяя оружие и предметы, используемые в качестве оружия, члены банды совершили следующие преступления.

19 сентября 2012 года примерно в 16 часов Канксиди и Амалян, вооруженные неустановленным пистолетом и пистолетом марки ТТ, образца ** г., калибра ** мм, также Малхасян и неустановленные лица на автомобилях марки «Мерседес Бенц», модель ***, и марки «Ауди», модель ***, на которые заранее были изготовлены и установлены двойники государственных регистрационных знаков — «***» и «***» соответственно, приехали к зданию коммерческого банка «С» по адресу: А1, где стали наблюдать за ранее незнакомым Фе***.
После того, как Фе*** вышел из помещения банка, где получил от знакомого 500 000 рублей, которые положил в сумку, и сел на переднее пассажирское сиденье автомобиля «Пежо», под управлением Фр***, подсудимые Канксиди, Амалян, Малхасян и неустановленные лица на вышеуказанных автомобилях последовали за ними, не привлекая к себе внимания и в то же время не упуская из виду.
Когда в 16 часов 49 минут автомобиль «Пежо» остановился на запрещающий сигнал светофора напротив А2, автомобиль «Мерседес Бенц» под управлением неустановленного лица переместился в левую сторону проезжей части, на высокой скорости стал опережать автомобили, отделявшие его от автомобиля «Пежо» и, будучи готовым заблокировать движение последнего, также остановился у светофора. В свою очередь автомобиль «Ауди» проследовал за автомобилем «Мерседес Бенц» и остановился с левой стороны напротив автомобиля «Пежо».
Канксиди, Амалян и неустановленное лицо, надев на лица медицинские маски, выскочили из автомобиля «Мерседес Бенц» и направились к автомобилю «Пежо», тогда как Малхасян, согласно отведенной ему роли, остался за рулем автомобиля «Ауди», наблюдая за окружающей обстановкой и будучи готовым вывезти исполнителей нападения при возникновении возможной опасности.
Действуя согласно распределенным ролям Канксиди и неустановленное лицо подбежали к автомобилю «Пежо» со стороны водительской двери, при этом Канксиди, угрожая Фр*** неустановленным пистолетом, потребовал отдать сумку. Демонстрируя готовность применить насилие, опасное для жизни и здоровья, Канксиди произвел не менее трех выстрелов в воздух, а неустановленное лицо стало дергать ручку двери автомобиля «Пежо», высказывая в адрес находившихся в салоне автомобиля Фр*** и Фе*** угрозы физической расправы.
Амалян, выполняя свою роль, разбил стекло передней пассажирской двери автомобиля «Пежо» и стал вырывать сумку, которую на коленях двумя руками удерживал Фе***. В целях сломить сопротивление потерпевшего и завладеть его сумкой, из имевшегося при себе вышеуказанного пистолета ТТ Амалян выстрелил в ногу Фе***, причинив огнестрельное сквозное ранение правого бедра, которое повлекло легкий вред здоровью потерпевшего по признаку его кратковременного расстройства продолжительностью до трех недель, применив тем самым насилие, опасное для жизни и здоровья.
После этого Амалян выхватил у Фе*** сумку стоимостью 1000 рублей, в которой находились принадлежащие Фр*** деньги в сумме 500 000 рублей, также принадлежащие Фе***: кошелек — портмоне стоимостью 500 рублей; деньги в сумме 527 000 рублей; мобильный телефон «Нокиа» 5800 стоимостью 15 000 рублей, электронная книга «Сони» стоимостью 8 000 рублей, а также не представляющие для Фе*** материальной ценности: рабочие документы, банковские карты банков «В**» и «Р***», паспорт гражданина Российской Федерации на имя Фе***, причинив последнему ущерб на сумму 551 500 рублей.
С похищенным имуществом на общую сумму 1 051 500 рублей, что является особо крупным размером, Канксиди, Амалян, Малхасян и неустановленные участники банды на автомобилях «Мерседес Бенц» и «Ауди» с места совершения преступления скрылись и в последующем распорядились им по своему усмотрению.

10 октября 2012 года около 14 часов Канксиди и неустановленные лица, двигаясь по А3 на автомобиле марки «Порше Кайен» черного цвета, с установленными на нем двойниками государственных регистрационных знаков «***», обратили внимание на автомобиль «Фольксваген Туран», которым управлял Ш***, и приняли решение похитить принадлежащее ему имущество.
Когда напротив А3 Ш*** остановился на запрещающий сигнал светофора, автомобиль «Порше Кайен» под управлением неустановленного лица поравнялся с автомобилем потерпевшего. Воспользовавшись тем, что Ш*** внимательно следит за сигналами светофора и не обращает внимания на складывающуюся вокруг его автомобиля обстановку, Канксиди и двое неустановленных лиц выскочили из автомобиля «Порше Кайен».
Действуя согласно распределенным ролям, Канксиди подбежал к водительской двери автомобиля Ш***, один из неустановленных лиц — к передней пассажирской двери, а другой — к багажной двери, после чего соучастники одновременно разбили стекла дверей автомобиля.
Используя фактор внезапности, Канксиди потребовал, чтобы Ш*** не двигался и спокойно сидел на своем месте, что потерпевший и выполнил, в то время как один из неустановленных соучастников открыто похитил из багажника автомобиля Ш*** принадлежащий ему портфель стоимостью 8 000 рублей, в котором находились портмоне из кожи стоимостью 3 000 рублей, деньги в сумме 100 000 рублей, мобильный телефон «Самсунг» стоимостью 3 500 рублей, не представляющие для потерпевшего материальной ценности различные карточки, пропуски и предметы, в том числе документы на имя Ш***, впоследствии изъятые в ходе обыска по месту жительства Канксиди, а именно паспорт гражданина Российской Федерации на имя Ш***, свидетельство о регистрации транспортного средства, талон технического осмотра транспортного средства, водительское удостоверение на имя Ш***, пропуск № ***, карта клиента ООО «МКК*» на имя Ш***, причинив последнему ущерб на общую сумму 114 500 рублей.
С похищенным имуществом Канксиди и трое неустановленных лиц из числа участников банды на автомобиле «Порше Кайен» с места преступления скрылись и в последующем распорядились им по своему усмотрению.

13 ноября 2012 года в первой половине дня Канксиди, Амалян, Молофеев и неустановленное лицо на автомобиле марки «Порше Кайен» черного цвета, на котором были установлены двойники государственных регистрационных знаков «***», стали наблюдать за гражданами, входившими в здание обмена валюты ОАО МАБ «Т***», расположенного А4, выбирая будущую жертву.
После того, как из помещения банка с сумкой в руках вышел ранее незнакомый им П***, сел за руль автомашины марки «Тойота Венза», положив сумку на переднее пассажирское сиденье автомобиля, и начал движение, соучастники с целью завладения имуществом П*** последовали за ним.
Около 13 часов П*** припарковался на автодороге – А5 и, взяв из машины сумку, направился к подземному пешеходному переходу.
Участники банды остановили автомобиль «Порше Кайен» в непосредственной близости от автомобиля П*** и направились за ним. При подходе П*** к подземному переходу Канксиди окликнул потерпевшего и в тот момент, когда П*** стал оборачиваться, нанес ему в шею удар имевшимся при себе предметом, похожим на пистолет. Амалян и Молофеев, в свою очередь, стали наносить П*** многочисленные удары ногами и руками по различным частям тела, в том числе по голове, применяя тем самым насилие, опасное для жизни и здоровья.
П*** оказывал активное сопротивление, пытался вырваться и убежать, но в это время к ним подбежал неустановленный участник банды, который схватил сумку потерпевшего и начал ее вырывать. Поскольку П*** не выпускал из рук свою сумку, то Канксиди, Амалян, Молофеев и неустановленное лицо, в целях подавления сопротивления потерпевшего, продолжили наносить ему удары руками и ногами по различным частям тела, в том числе и по голове, применяя тем самым насилие и создавая реальную опасность для его жизни и здоровья, чем причинили П*** гематомы в глазничных областях, в области лица, ссадины в области лица, теменной и затылочной областей, в области шеи, которые как в совокупности, так и каждое в отдельности, не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и поэтому расцениваются как повреждения, не причинившие вреда здоровью человека.
При этом Канксиди постоянно направлял в сторону П*** неустановленный предмет, похожий на пистолет, угрожая тем самым применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего.
Подавив таким образом сопротивление П***, неустановленный участник банды вырвал из его рук сумку, не представляющую материальной ценности, в которой находились: 60 500 долларов США и 250 000 рублей, ноутбук ЭЙПЛ АИР стоимостью 75 000 рублей; мобильный телефон «Флай», не представляющий материальной ценности с деньгами на счету сим-карты в размере 250 рублей; также не представляющие для потерпевшего материальной ценности; паспорт гражданина Российской Федерации и водительское удостоверение на имя П***, комплект документов на автомобиль «Тойота Венза», ключи от квартиры, кредитная карта С***, две кредитных карты А***, кредитная карта банка В***, комплект визиток и печать ООО «А**».
С похищенным имуществом Канксиди, Амалян, Молофеев и неустановленное лицо с места преступления скрылись, причинив П*** ущерб в особо крупном размере на общую сумму 2 237 370 рублей 65 копеек, которым в последующем распорядились по своему усмотрению.

Подсудимые Канксиди, Амалян, Молофеев и Малхасян виновными себя в бандитизме не признали.
Подсудимый Канксиди частично признал себя виновным в том, что принял участие в ограблении Ш*** и П***, которые совершил с другими лицами.
Подсудимые Амалян, Молофеев и Малхасян показали, что в совершении разбойных нападений не участвовали.
Подробнее показания подсудимых по каждому из деяний приведены в приговоре ниже.

Суд, проведя судебное следствие, выслушав судебные прения и последнее слово подсудимых, несмотря на частичное признание своей вины подсудимым Канксиди, и полное отрицание своей вины подсудимыми Амаляном, Молофеевым и Малхасяном, полагает, что их вина в совершении преступлений, изложенных выше в описательной части приговора, в судебном заседании установлена и подтверждается следующими доказательствами.

Показаниями в суде оперуполномоченных ГУ МВД России по *** – свидетелей Л*** и Ф1* об обстоятельствах проведения ими комплекса оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление и задержание членов преступной группы, отправной точкой которых явился факт обнаружения брошенного 19 сентября 2012 года на территории Москвы автомобиля «Мерседес Бенц» после совершения разбойного нападения на Фр*** и Фе***. На данный автомобиль, который, как было установлено впоследствии, использовался Амаляном, были установлены регистрационные знаки, выданные жителю П***.
Анализ поступавшей информации, полученной по результатам прослушивания телефонных переговоров и скрытого наблюдения, позволил им, то есть сотрудниками полиции, установить членов банды, имевших в своем распоряжении различные транспортные средства и огнестрельное оружие на постоянной основе, установить руководителя банды – Канксиди, через которого члены банды поддерживали связь и который планировал преступления, также получить информацию о деятельности разрабатываемой группы, функциональных обязанностях ее участников и способе совершения преступлений.
В рамках отработки поступавшей информации было установлено, что при получении членами банды сведений об имевшейся в распоряжении потенциального потерпевшего крупной суммы денег, отслеживался его маршрут, выбиралось оптимальное для совершения преступления место, после чего автомобиль потерпевшего блокировался и на него совершалось нападение. В целях маскировки и затруднения возможного поиска члены банды использовали для связи между собой множество различных мобильных телефонов, используя в разговорах между собой зашифрованные слова, такие, как «железки» либо маленькие и большие «игрушки», при совершении преступлений использовали тонированные автомобили, на которых были установлены «номера-двойники».

По факту совершения разбойного нападения 19 сентября 2012 года.

Подсудимые Канксиди и Амалян вину по данному эпизоду не признали и показали, что нападения на Фр*** и Фе*** не совершали, где каждый из них находился и чем занимался 19 сентября 2012 года пояснить не смогли.
Подсудимый Малхасян также заявил о своей непричастности к совершению разбоя 19 сентября 2012 года и показал, что в течении этого дня он безотлучно находился со своей матерью – А***, перемещаясь по М на принадлежащей его сестре – М*** автомашине марки «Ауди» с транзитными номерами, которые были установлены после снятия сестрой автомашины с регистрационного учета для продажи.

Несмотря на занятую подсудимыми Канксиди, Амаляном и Малхасяном позицию, направленную на полное отрицание своей причастности к совершению разбойного нападения на Фр*** и Фе***, их вина по данному эпизоду подтверждается следующими доказательствами.

Показаниями в суде потерпевших Фе*** и Фр***, из которых следует, что 19 сентября 2012 года после 16 часов 30 минут на автомашине под управлением Фр*** марки «Пежо» они остановились на красный сигнал светофора А2. Фе*** располагался на переднем пассажирском сиденье и держал на коленях сумку с деньгами, 500 000 рублей из которых были ему одолжены Фр***, за дорогой он не наблюдал, поскольку задремал.
Из показаний потерпевшего Фр*** следует, что на перекрестке он обратил внимание на подъехавшие на большой скорости и остановившиеся рядом с ними в левом ряду автомобили «Мерседес Бенц» и «Ауди» черного цвета. Из последнего выскочили трое мужчин, чья нижняя часть лица была чем-то прикрыта, двое из которых подбежали к его, Фр***, двери, а третий – к двери Фе***. Мужчина, впоследствии оказавшийся Канксиди, через открытое окно показал пистолет и потребовал отдать сумку, при этом практически засунул голову через окно двери в салон автомобиля, поэтому он, Фр***, смог его рассмотреть. Затем он, Фр***, услышал выстрел, звон разбитого стекла и увидел, что мужчина со стороны Фе***, оказавшийся Амаляном, разбил стекло в двери автомобиля и стал вырывать из рук Фе*** сумку.
Согласно показаниям в суде потерпевшего Фе***, проснувшись от звука разбивающегося стекла, он увидел ранее незнакомого Амаляна, который протянул в салон левую руку, схватил сумку и стал дергать ее на себя. Поскольку он, Фе***, держал сумку двумя руками, Амаляну не сразу удалось ее вырвать, он выругался и потребовал отдать сумку, при этом смотрел ему прямо в глаза. Поскольку он, Фе***, продолжал удерживать свою сумку, Амалян направил в салон какой-то предмет, из которого выстрелил ему в правую ногу, после чего от неожиданности он, Фе***, выпустил сумку из рук.
Из показаний потерпевших Фр*** и Фе*** также следует, что после того, как нападавшим удалось завладеть сумкой, они сели в автомобиль «Ауди», который резко развернулся через две сплошные линии, за ним также резко развернулся «Мерседес», повредив колеса при заезде на высокий бордюрный камень, после чего обе машины быстро уехали в сторону центра.

Показаниями в суде свидетеля П***, который 19 сентября 2012 года около 16 часов 40 минут на А2 из окна трамвая увидел две темные автомашины – одну марки «Ауди», и вторую, как позже узнал со слов других очевидцев – марки «Мерседес», которые подъехали к стоящей на светофоре автомашине «Пежо». Их темных машин выскочили трое мужчин, один их которых с пистолетом в руках подскочил к пассажирской двери «Пежо», разбил стекло и стал копошиться в салоне, двое других мужчин стояли возле двери водителя. Также он, П***, слышал три хлопка. После того, как трамвай остановился, он, П***, подбежал к автомобилю «Пежо», пассажир которого был ранен в ногу и сообщил, что у него забрали сумку с деньгами. Водитель «Пежо» стал оказывать пострадавшему пассажиру медицинскую помощь, а он, П***, позвонил в полицию.

Показаниями на предварительном следствии свидетеля В***, из которых следует, что 19 сентября 2012 года он ехал по М на своем автомобиле, когда обратил внимание на то, что в левом ряду друг за другом едут автомобили «Мерседес — Бенц» и «Ауди», которые, невзирая на «пробку», резко перестраивались из ряда в ряд. На А2 из салона автомобиля «Ауди» выскочили трое мужчин, на лицах которые были медицинские повязки. Затем он, В***, услышал три хлопка и звон разбившегося стекла. Через несколько секунд он, В***, увидел, как эти мужчины отбегают от стоящего рядом автомобиля «Пежо» и садятся в «Ауди», после чего этот автомобиль и «Мерседес — Бенц» резко развернулись через две сплошные полосы и уехали в направлении Д* шоссе. Указанные события зафиксировал видеорегистратор, установленный в его, В***, автомобиле.

Воспроизведенной в судебном заседании записью видеорегистратора, изъятой в ходе выемки у Воеводина, на которой запечатлено движение и место остановки перед светофором автомобиля «Пежо», также остановившиеся за ним в числе прочих машин «Мерседес Бенц» и «Ауди» с номерными знаками «***» и «***» соответственно.
На видеозаписи видно, как автомобиль «Ауди» несколько раз пытается ближе прижаться к автомобилям, двигающимся в правом ряду, затем останавливается, из него выскакивают трое мужчин и подбегают к стоящему в правом ряду «Пежо», при этом двое из них наклоняются к двери водителя «Пежо». В это время «Ауди» резко разворачивается на противоположную сторону проезжей части, через несколько секунд в эту автомашину возвращаются ранее выбежавшие трое мужчин, а следом за «Ауди», заезжая на бордюр трамвайных путей, разворачивается и «Мерседес Бенц», следуя за «Ауди» в том же направлении.

Автомобиль «Мерседес Бенц» в тот же день был обнаружен у А6 и его осмотром, произведенным в 18 часов 10 минут, о чем составлены соответствующие протоколы, установлено, что правые переднее и заднее колесо имеют повреждения, боковые задние стекла и стекло заднего вида затонированы. Под ковриком заднего сиденья обнаружен VIN №*, нанесенный, как следует из выводов автотехнической экспертизы, предприятием-изготовителем и не подвергавшийся изменению, также как и номер двигателя ***.
В багажнике автомобиля, помимо прочих предметов, обнаружены два регистрационных знака иностранного образца с символикой Е**, обозначающие их принадлежность Л**, выданные собственнику транспортного средства — жителю В.

Заявлениями Фе*** Фр***, с которыми потерпевшие обратились в день нападения и просили принять меры в отношении лиц, похитивших 19 сентября 2012 года около 16 часов 50 минут принадлежащее им имущество.
Как следует из показаний потерпевшего Фе*** в судебном заедании, помимо денег, находившихся в сумке, которую он оценивает в 1000 рублей, у него похищен также кошелек — портмоне стоимостью 500 рублей, банковские карты, мобильный телефон «Нокиа 5800» стоимостью 15 000 рублей, электронная книга «Сони» стоимостью 8000 рублей, рабочие документы и паспорт на его, Фе***, имя.
Телефонограммой о доставлении Фе*** в Б** больницу и сведениями, содержащими в его медицинской карте, из которых следует, что Фе*** был доставлен 19 сентября 2012 года в 19 часов 08 минут с диагнозом: «Огнестрельное сквозное ранение правого бедра».

Заключением судебно-медицинской экспертизы о локализации и степени тяжести причиненного Фе*** телесного повреждения, из выводов которой следует, что сквозное ранение в области правого бедра причинило легкий вред здоровью по признаку его кратковременного расстройства продолжительностью до трех недель.

Протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого установлено место совершения преступления – А2 и осмотрен автомобиль «Пежо» государственный регистрационный номер ***, в салоне которого отсутствует стекло, на водительском и переднем пассажирском сиденьях имеется россыпь стекла.
На переднем пассажирском сиденье обнаружено пятно бурого цвета и сквозное отверстие диаметром около 1 см. Под сиденьем, под обшивкой пола изъята пуля из металла желтого цвета со следами деформации, а на коврике – гильза. На расстоянии примерно 70 см от правого колеса в сторону бордюрного камня обнаружен и изъят патрон.

Из выводов баллистической экспертизы следует, что вышеуказанный патрон является стандартным ** мм пистолетным патроном к пистолету ТТ образца ***. производства Р* и относится к штатным боеприпасам для пистолетов ***, пистолетов — пулеметов ***, а также другого оружия под данный патрон, изготовлен промышленным способом на заводе № ** Р* в *** году и пригоден для стрельбы.
Гильза является составной частью пистолетного патрона калибра ** к пистолету ТТ, была стреляна в пистолете ТТ обр. *** года, изготовлена промышленным способом на заводе № * Р* в *** году.
Пуля является составной частью *** мм патрона к пистолету «ТТ» и также изготовлена промышленным способом.

Патрон, гильза, пуля, запись видеорегистратора, автомобиль «Мерседес — Бенц», документы и регистрационные знаки в ходе следствия осмотрены и признаны по делу вещественными доказательствами.

Протоколами предъявления лица для опознания, из которых следует, что Фр*** по росту, телосложению, овалу головы, а Фе*** – по разрезу глаз, форме бровей и губ уверенно опознали Амаляна, который разбил правое стекло пассажирской двери автомобиля «Пежо» и выстрелил в ногу Фе***.
Кроме того, по росту, телосложению и разрезу глаз Фр** опознал также Канксиди, указав, что именно он подбежал к водительской двери и, угрожая пистолетом, потребовал отдать сумку, находившуюся у Фе***.

Каких-либо данных, свидетельствующих о наличии у потерпевших Фр*** и Фе*** предпосылок для ошибочного узнавания либо причин для заведомо ложного опознания Канксиди и Амаляна, как на то указывает их защита, ссылаясь на нарушение требований ст. 193 УПК РФ, в судебном заседании не добыто.

Как установлено судом, потерпевшие Фр*** и Фе*** были предварительно подробно допрошены об обстоятельствах, при которых они видели нападавших, поясняя, что имели возможность их рассмотреть и запомнить, описали их внешность, особенности поведения и роль каждого в момент совершения преступления.

В судебном заседании потерпевшие Фр*** и Фе*** показали, что до начала процедуры опознания Канксиди и Амаляна они не видели, их опознание производили самостоятельно и уверенно, при этом никто из присутствующих лиц каких-либо указаний им не давал.

Процедура предъявления лица для опознания проведена надлежащим процессуальным лицом, в присутствии двух понятых и защитников, по окончании опознания в соответствии со ст. 166 УПК РФ составлены соответствующие протоколы, подписанные всеми участниками следственного действия.

Что касается доводов защиты Амаляна о недопустимости вышеприведенных доказательств в связи с замечаниями адвоката Григорьевой к оспариваемым в настоящее время протоколам предъявления лица для опознания, то они являются несостоятельными и не могут быть приняты судом во внимание по следующим основаниям.

По смыслу закона защитник участвует в уголовном процессе в представление интересов и обеспечения соблюдения прав подозреваемых и обвиняемых, оказывая им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

Из материалов дела следует, что перед началом процедуры опознания каких-либо замечаний от адвоката Григорьевой, касающихся существенного отличия от внешности привлеченных статистов по национальности, возрасту, одежде, прическе и росту с опознаваемым Амаляном, которые могли бы повлечь за собой ошибочное узнавание лица либо сделать невозможным проведение следственного действия, не поступало.

При таких обстоятельствах замечания адвоката Григорьевой, сделанные после того, как потерпевшие Фр*** и Фе*** уверенно опознали ее подзащитного Амаляна, суд расценивает как попытку опорочить законность проведения процедуры опознания и поставить под сомнение его результаты.

Иных данных, ставящих под сомнение допустимость данного следственного действия, в материалах дела не содержится и стороной защиты не представлено, в связи с чем протоколы предъявления подсудимых Канксиди и Амаляна для опознания потерпевшим Фр*** и Фе*** суд принимает как надлежащие доказательства и оснований для их исключения из разбирательства дела не усматривает.

Как установлено в судебном заседании и не оспаривается подсудимыми Канксиди и Амаляном, ранее они с потерпевшими Фр*** и Фе*** знакомы не было, каких-либо причин для их оговора упомянутыми потерпевшими судом не установлено, а поэтому, учитывая, что их показания последовательны, непротиворечивы и объективно подтверждаются материалами дела, суд доверяет им и признает достоверными доказательствами.

Тот факт, что с учетом внезапности нападения в сложившейся психотравмирующей ситуации потерпевшие Фр*** и Фе*** не имели возможности рассмотреть всех участников группы, в том числе и управлявших автомобилями «Мерседес Бенц» и «Ауди», не влияет на выводы суда о том, что за рулем последней при совершении разбоя 19 сентября 2012 года находился именно подсудимый Малхасян.

К данному выводу суду позволяют прийти как установленные обстоятельства участия Малхасяна в составе банды, о чем в приговоре указано ниже, факт использования им осенью 2012 года автомобиля марки «Ауди» с тонированными стеклами, что в судебном заседании не оспаривается самим подсудимым Малхасяном, так и нижеприведенные доказательства.

О наличии алиби на 19 сентября 2012 года подсудимый Малхасян впервые заявил лишь в судебном заседании.

Ранее, будучи задержанным 27 ноября 2012 года по подозрению в совершении разбойного нападения, не оспаривая факта своего знакомства с Канксиди, Амаляном и Молофеевым, какие-либо показания Малхасян давать отказывался, пользуясь правом, гарантированным ст. 51 Конституции РФ, в ходе дополнительного допроса в качестве обвиняемого указывал, что не может пояснить, где находился и чем занимался 19 сентября 2012 года.

Между тем, содержание телефонного разговора, состоявшегося между Канксиди и Амаляном после рассматриваемого судом события, в ходе которого они возмущаются тем, что «Арик» (Малхасян) не предпринял необходимых мер предосторожности, сразу же после совершения преступления, рискуя быть задержанным сотрудниками полиции, поехал к себе домой на задействованной в нападении «Ауди», с учетом упомянутых в разговоре сведений о том, что обсуждаемые соучастниками действия Малхасяна имели место в тот же день, когда они «потеряли» автомашину «Мерседес», позволяет сделать вывод об участии в этом нападении Малхасяна, находящегося за рулем «Ауди» согласно отведенной ему роли.

Об осведомленности Малхасяна о наличии в банде оружия, в том числе используемого при нападении 19 сентября 2012 года, свидетельствует состоявшийся между Канксиди и неким Романом разговор, из контекста которого, несмотря на предпринимаемые соучастниками меры конспирации, очевидно следует, что об оружии, находящимся у Канксиди «два-три месяца знали все, все приходили и трогали, и «Арику» об этом было известно, поскольку он был с ними в тот раз».

Тот факт, что именем «Арик» называли именно подсудимого Малхасяна, не отрицается им самим и подтверждается подсудимыми Канксиди и Амаляном.

При таких обстоятельствах, к показаниям подсудимого Малхасяна о непричастности к совершению преступления 19 сентября 2012 года, также как и к показаниям Канксиди и Амаляна, суд относится критически, расценивая их как избранный способ защиты.

Судом проверены и оценены доказательства, представленные защитой Малхасяна в подтверждение его алиби.

Показания в суде матери подсудимого Малхасяна – свидетеля А*** об обстоятельствах совместного нахождения с сыном с утра 19 сентября 2012 года, когда Малхасян проходил обследование в клинике, затем пытался отремонтировать ручку ванной комнаты в квартире их общего работодателя – У***, для чего примерно в 15-16 часов на автомобиле «Ауди» под управлением сына вместе они посещали торговый комплекс «Л*М», расположенный А7 а вечером вернулись домой.
Вместе с тем, описать месторасположение «Л*М» относительно А7 свидетель А*** не смогла, поясняя, что посещение этого крупного торгового центра, расположенного на значительном удалении от места жительства У*** на Н* улице, вызывалось необходимостью приобретения дверной руки, идентичной другим в ее квартире.

Показания в суде свидетеля У*** о том, что в один из дней сентября 2012 года по ее просьбе сын знакомой – А*** произвел замену обыкновенной ручки санузла, для чего, насколько ей, У***, известно, им пришлось приобрести ее в «Л*М», расположенном неподалеку от ее дома. Самих Малхасяна и А*** она, У***, в тот день не видела.

Показания в суде сестры подсудимого – свидетеля М*** и его двоюродного брата — свидетеля С*** которым не было известно об объявлении в розыск автомобиля «Ауди», находившего в распоряжении Малхасяна осенью 2012 года до момента его задержания и в настоящее время — в поселке К М1, которые дали суду показания об отказе следственных органов осмотреть данный автомобиль, в связи с чем его исследование провел приглашенный в настоящее время защитой Малхасяна специалист.

Заключение специалиста о различиях в модификации задних фонарей, зеркал заднего вида и оснащенности кузова автомобилей марки «Ауди» с пластиной номерного знака «***», который зафиксировала камера видеорегистратора, автомобилю той же марки с пластинами номерных знаков «***», осмотренного 5 марта 2014 года по месту его парковки у А8.

Оценив представленные защитой Малхасяна доказательства, суд пришел к убеждению в том, что ни одно из них в отдельности, ни в совокупности не подтверждают алиби Малхасяна и не опровергают выводы суда о его роли и участии в нападении на Фр*** и Фе*** 19 сентября 2012 года.

Так, сопоставив между собой показания свидетелей А***, М*** и С*** – близких родственников подсудимого, которые, бесспорно, заинтересованы в благоприятном для Малхасяна исходе дела, с показаниями свидетеля У***, лишь подтвердившей факт производства в ее квартире мелкого бытового ремонта, суд пришел к выводу о том, что их показания в части описания обстоятельств замены ручки и маршрута передвижения Малхасяна 19 сентября 2012 года по М носят противоречивый характер, в связи с чем не могут являться достоверными доказательствами по делу.

Что касается показаний свидетелей М*** и С*** в части отказа следственных органов осмотреть автомашину «Ауди», то они противоречат показаниям в суде оперуполномоченного — свидетеля Д***, который по поручению следователя предпринимал попытки установить местонахождение разыскиваемой автомашины, задействованной при разбое 19 сентября 2012 года, для этого связывался с собственником автомобиля – М***, которая не отрицала, что машина находится у нее, однако от контактов уклонялась, автомашину для осмотра до настоящего времени не предоставила.

Заключение специалиста – эксперта-автотехника ООО «И*К» Я*** суд расценивает как частное мнение лица, высказанное без изучения материалов уголовного дела с использованием ненадлежащих его копий, на основе не процессуально проведенного исследования автомобиля «Ауди», длительное время находящегося в распоряжении заинтересованных лиц, при этом суд также исходит из того, что указанные в заключении различия модификации автомобилей касаются только тех характеристик, которые могут быть подвергнуты изменению, в связи с чем отвергает его как доказательство.

Иные представленные защитой доказательства, а именно сведения о нахождении Малхасяна 19 сентября 2012 года в период с 10 часов 17 минут до 10 часов 47 минут в клинике А*, информация камеры видеофиксации системы «Поток» о движении автомобиля «Ауди» с регистрационным знаком «***» 19 сентября 2012 года в 16:47 и в 16:59 по Н* улице города М, и о соединениях мобильного телефона 8***, используемого Малхасяном, в период с 17:48:55 в зоне действия базовой станции по адресу: А9, принимая во внимание месторасположение Н* улицы относительно А2, установленные судом факты передвижения членов банды на автомобилях с грубым нарушением правил дорожного движения, и фактическое пользование Малхасяном несколькими мобильными телефонами, не свидетельствуют о его невиновности и не опровергают выводы суда о нахождении Малхасяна за рулем автомашины «Ауди», которую зафиксировал видеорегистратор в момент совершения нападения на Фр*** и Фе***.

Критически оценить показания подсудимого Малхасяна о его передвижениях 19 сентября 2012 года на «Ауди» именно с транзитными регистрационными знаками, номера которых в настоящее время он не помнит, суду позволяют содержащиеся в копии паспорта транспортного средства «Ауди» с государственными регистрационными номерами ***, представленного защитой суду вместе с заключением специалиста, сведения о снятии указанного автомобиля с регистрационного учета 21 сентября 2012 года, то есть спустя два дня после совершения разбойного нападения на Фр*** и Фе***.

Оценив все представленные доказательства по данному эпизоду, суд приходит к выводу о виновности и доказанности вины подсудимых Канксиди, Амаляна и Малхасяна в совершении данного преступления, в связи с чем квалифицирует их действия по п.п. «а», « б» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой, в особо крупном размере.
О применении насилия, опасном для жизни и здоровья, свидетельствуют действия подсудимого Амаляна, который произвел выстрел в ногу Фе***, причинив последнему легкий вред здоровью, а об угрозах применения такого насилия — демонстрация Канксиди неустановленного пистолета и производство им не менее трех выстрелов, что, учитывая высказываемые неустановленным соучастником угрозы физической расправы, в момент нападения давало потерпевшим Фр*** и Фе*** реальные основания опасаться за свою жизнь и здоровье.
Суд считает объективно установленным, что в ходе нападения было применено оружие – пистолет ТТ, а в качестве предмета, используемого в качестве оружия признает неустановленный пистолет, имевшийся при себе у Канксиди.
Суд признает разбой совершенным в составе организованной группы, о чем в приговоре будет указано ниже, с причинением ущерба в особо крупном размере, которым в соответствии с примечаниями к ст. 158 УК РФ является ущерб на сумму 1 051 500 рублей.

По факту грабежа 10 октября 2012 года в отношении Ш*

Подсудимый Канксиди в части собственного участия в ограблении Ш* вину признал полностью и показал, что 10 октября 2012 года в 9 часов на автобусе приехал на указанное его малознакомым Р* место встречи на территории В***. Р* сел в автомашину марки «Тойота», а он, Канксиди, также Ру*, А* и еще один парень, чьи анкетные данные, также как и Р*, ему неизвестны – в «Порше Кайен». Примерно через 25 минут поездки по Москве Р* указал им на машину Ш*. Он, Канксиди, находился за рулем и из «Порше Кайен» не выходил, а Ру**, А** третий парень подбежали к машине Ш*, разбили три окна и из багажника забрали сумку потерпевшего.
На следующий день Р* привез ему домой документы Ш* с тем, чтобы он, Канксиди, их выбросил. Однако сделать этого Канксиди не успел в связи с задержанием 27 ноября 2012 года. Деньги за участие в ограблении Р* ему, Канксиди, не заплатил.

Помимо фактического признания подсудимым Канксиди своей вины по данному эпизоду, его вина в совершении грабежа 10 октября 2012 года подтверждается показаниями в суде потерпевшего Ш* о том, что 10 октября 2012 года после 13 часов он ехал по Москве на своем автомобиле марки «Фольксваген Туран». В багажнике машины в портфеле находились деньги в сумме 100 000 рублей, также его, Ш*, личные документы и другие предметы, перечень которых впоследствии им был подробно приведен в заявлении в правоохранительные органы о совершенном ограблении.
На предпоследнем светофоре перед выездом на П* он, Ш*, остановился на А3, когда неожиданно какие-то незнакомые люди, один из которых подбежал к его водительской двери, а второй — к передней пассажирской двери, разбили стекла в его машине. Он, Ш*, находился в шоковом состоянии и успел только заметить, как трое мужчин побежали в правую сторону от его машины к автомобилю «Порше Кайен» черного цвета с сильно тонированными стеклами и сели на пассажирские места. Только когда «Порше Кайен» скрылся из виду, он, Ш*, обнаружил, что в машине также разбито стекло багажника и похищен портфель. Номера «Порше Кайен» успел записать и сообщил ему Ш*, очевидец – водитель автомашины «Газель».

Автомашина той же марки «Порше Кайен», с полученными в установленном законом порядке государственными регистрационными знаками***, в действительности принадлежит Л*, и 10 октября 2012 года находилась на охраняемой огороженной платной стоянке у А10, тогда как, согласно данным системы «Поток», движение автомобиля с этими же регистрационными знаками было зафиксировано по Москве 10 октября 2012 года в период с 10-56 до 13 – 00, что подтверждает факт использования членами банды при совершаемых преступлениях двойников номерных знаков.

Протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что в ходе проведения данного следственного действия осмотрен автомобиль «Фольксваген Туран» государственный регистрационный знак *** с разбитыми задним стеклом и стеклами передней водительской и пассажирской дверей, на план-схеме изображено место парковки автомобиля, а на фототаблице – его месторасположение по улице Я* в городе М относительно проезжей части дороги по улице К*, также зафиксированы осколки стекла в салоне и в багажнике.

По результатам осмотра места происшествия — участка местности по улице Я* в городе М на газоне обнаружено портмоне со множеством карточек, в том числе пропуск в ОАО «Н*» на имя Ш*, медицинский полис на его имя, иконка, карта «М*», дисконтная карта «В*М», электронный пропуск, визитные карточки Ф***, В***, Н***, купон «К*Х», карта «S*», на фототаблице изображено место обнаружения портмоне и общий вид находящихся в нем предметов .

По заключениям одорологических экспертиз на представленном портмоне с карточками имеются запаховые следы человека, которые принадлежат, возможно, Канксиди .

Протоколом обыска по месту проживания Канксиди А11, в ходе которого, среди прочих предметов и документов, обнаружены и изъяты сим-карты различных операторов сотовой связи, а также
паспорт гражданина Российской Федерации на имя Ш*, свидетельство о регистрации транспортного средства ***, талон технического осмотра транспортного средства ***, водительское удостоверение на имя Ш*, пропуск № *, карта клиента ООО «М*К*К» на имя потерпевшего.

Портмоне и его содержимое, документы на имя Ш*, изъятые в ходе обыска по месту проживания Канксиди, в ходе следствия осмотрены и признаны вещественными доказательствами.

Анализируя собранные по данному факту доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о виновности и доказанности вины подсудимого Канксиди в совершении преступления, при этом к его показаниям о случайном участии, незначительной роли при ограблении Ш* и о том, что он действовал исключительно по указанию Р*, суд относится критически, расценивая, что они даны подсудимым Канксиди в целях преуменьшить свою роль в совершении грабежа и уйти от ответственности за организацию банды и участие в совершаемых ею преступлениях.
О том, что Канксиди непосредственно участвовал в грабеже Ш* свидетельствует обнаружение его запаховых следов на похищенном портмоне, оставленном на месте преступления в связи с тем, что его содержимое не имело какой-либо ценности и не представляло интереса для деятельности участников банды, тогда как обнаруженные в ходе обыска у Канксиди документы могли быть использованы для совершения дальнейших преступлений.
Показания Канксиди в судебном заседании о том, что документы на имя Ш* хранились у него до момента задержания просто потому, что он забыл их выбросить, суду представляются явно надуманными. Напротив, факт их хранения в течении длительного времени подтверждает выводы суда об организаторских и руководящих функциях Канксиди, поскольку именно он отвечал за планирование дальнейших преступлений и распределение материальных благ, полученных в результате преступной деятельности банды.

Учитывая изложенное, оснований для квалификации действий Канксиди по ч. 2 ст. 161 УК РФ по признакам совершения грабежа в составе группы лиц по предварительному сговору с причинением потерпевшему значительного ущерба, как о том ставит вопрос сторона защита, у суда не имеется, в связи с чем суд квалифицирует его действия по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, организованной группой.

По факту разбойного нападения 13 ноября 2012 года на П***

Подсудимый Канксиди в судебном заседании признал себя виновным в открытом хищении имущества П*** и показал, что совершил это преступление в группе в теми же лицами, что участвовали и в ограблении Ш*, при этом оружия ни у кого не было.
13 ноября 2012 года на тех же автомашинах марки «Тойота», в которой находился Р*, и «Порше Кайен», за рулем которой находился А*, а в салоне — он, Канксиди, также Ру** и парень, имя которого ему неизвестно, приехали в район К* шоссе. По указанию Р* он, Канксиди, должен был забрать у потерпевшего сумку.
Когда П*** вышел из своей машины, то он, Канксиди, Ру* и неизвестный парень ударили потерпевшего по лицу, при этом ударов в голову П*** никто не наносил, а царапины на шее потерпевшего образовались от соприкосновения с перстнем, находившимся у него, Канксиди, на руке. Когда он, Канксиди, потянул сумку за ручки, они порвались. Завладев сумкой потерпевшего он, Канксиди, сел в «Порше Кайен» и уехал.
За участие в ограблении П*** он, Канксиди, получил от Р* 7 или 8 тысяч долларов США. В сумке потерпевшего находились ноутбук, который они выбросили, а также значительно меньшая сумма денег в рублях и в валюте, нежели чем указывает П***, в связи с чем Канксиди признает себя в виновным в хищении на сумму 1 300 000 рублей.

Подсудимые Амалян и Молофеев в судебном заседании виновными себя не признали, показали, что в нападении на П*** 13 ноября 2012 года не участвовали, где находились и чем занимались каждый их них в этот день, пояснить не смогли.

Несмотря на частичное признание своей вины Канксиди и полное отрицание своей вины Амаляном и Молофеевым, вина подсудимых по данному эпизоду в судебном заседании установлена и подтверждается следующими доказательствами.

Заявлением П*** и его показаниями в судебном заседании, из которых следует, что 13 ноября 2012 года около 12 часов в пункте обмена валюты на В* улице в М он обменял имевшиеся у него в наличии рубли на 60 500 долларов США. Валюту он, П***, положил в портфель, где также находились 250 000 рублей, ноутбук и документы, после чего на своем автомобиле поехал на работу.
Припарковав машину недалеко от дома * по К* шоссе он, П***, с портфелем в руках направился к подземному переходу, когда неожиданно услышал приближающиеся шаги и грубый окрик: «Иди сюда». Он стал оборачиваться и в этот момент на него «посыпались» удары по голове и в шею. Он, П***, попытался сгруппироваться и уклониться от ударов, для чего поднял перед собой портфель, находящийся в левой руке, чтобы защититься, при этом видел лица всех нападавших, поскольку масок на них не было.
В какой-то момент один из мужчин не удержался и упал, отчего у него с головы соскочила кепка-бейсболка. Это был Канксиди и именно он держал в руках черный пистолет с металлической рукояткой, который направлял в его, П***, сторону. При этом Канксиди наносил ему по затылку удары рукояткой этого пистолета, не давая возможности поднять голову.
Когда силы для сопротивления у него, П***, иссякли, а ручки сумки оторвались, нападавшие забрали сумку и побежали в сторону остановки общественного транспорта, где сели в автомашину «Порше Кайен» черного цвета с номерными знаками ****.
В связи с полученными в ходе нападения повреждениями он, П***, нарядом скорой медицинской помощи был доставлен в травмпункт, где ему была оказана медицинская помощь.

Заключением судебно-медицинской экспертизы, из выводов которой следует, что обнаруженные у П*** гематомы в глазничных областях и в области лица образовались от ударных воздействий твердого тупого предмета (предметов); ссадины в области лица, теменной и затылочной областях, в области шеи – образовались от скользящих воздействий твердого тупого предмета (предметов).
Указанные повреждения как в совокупности, так и каждое в отдельности, не влекут за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности и поэтому расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

Протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого установлено место совершения преступления в отношении П*** – асфальтированная площадка перед подземным переходом через К* шоссе города М, по результатам которого с места нападения на потерпевшего изъята бейсболка, изображенная на фототаблице к указанному протоколу, на план-схеме обозначено место ее обнаружения и дублирующая К* шоссе дорога.

Обнаруженный на бейсболке пот мужчины произошел от Канксиди, что объективно подтверждается заключением биологической экспертизы.

Данная бейсболка, которую Канксиди, согласно его показаниями в судебном заседании, обронил на месте преступления, в ходе следствия была осмотрена и признана вещественным доказательством.

По сообщению М* главного территориального управления Ц* Российской Федерации по состоянию на 13 ноября 2012 года был установлен следующий курс: 1 доллар США – 31,6053 рублей.

Протоколами предъявления лиц для опознания, из которых следует, что потерпевший П*** уверенно опознал по форме лица, носу и по прическе Молофеева, по внешнему виду, цвету волос, прическе, форме носа, телосложению и росту Амаляна, и по чертам лица, форме носа, скулам, взгляду и телосложению Канксиди, указав на них как на лиц, совершивших на него нападение 13 ноября 2012 года.

Данные обстоятельства потерпевший П*** полностью подтвердил в судебном заседании, дополнив свои показания тем, что обратил внимание на Молофеева еще раньше на пересечения Н* проспекта и проспекта А*, когда тот находился за рулем автомашины марки «Порше-Кайен», двигался с очень большой скоростью с выездом на полосу встречного движения и обогнал управляемую им, П***, автомашину еще на К* шоссе.

Доводы защиты о невозможности использования вышеуказанных протоколов в качестве доказательств, мотивированные нарушением требований ст. 193 УПК РФ и права на защиту, проверены в судебном заседании и, с учетом нижеприведенных показаний в суде следователей отдела *** ГУ МВД России по городу Москве — свидетелей Л* и К* о последовательности проведения процедуры опознания и последующего задержания по его результатам подсудимых Канксиди, Амаляна и Молофеева, отвергаются судом как несостоятельные по следующим основаниям.

Свидетели Л* и К* в судебном заседании показали, что до начала производства опознания потерпевший П*** и задержанные Канксиди, Амалян и Молофеев находились в разных помещениях следственного управления в целях исключить их возможный визуальный контакт и какое-либо общение.
Из показаний свидетеля Л* следует, что первоначально П*** был предъявлен для опознания Амалян, на лице которого имелось незначительное повреждение, которое выглядело как небольшое затемнение и не отличало Амаляна каким-то образом от статистов примерно одного возраста и национальности с Амаляном. Наручников на последнем одето не было, однако, поскольку Амалян сам прикрыл свои руки курткой, то он, Л*, попросил то же самое сделать статистов. Кроме замечания о том, что он не согласен с результатами опознания, каких-либо иных заявлений, в том числе о предоставлении ему адвоката, Амалян не делал.
После Амаляна потерпевшему был предъявлен на опознание Канксиди, который также находился без наручников и с какими-либо ходатайствами, в частности, о предоставлении ему защитника, не обращался. И Амаляна, и Канксиди потерпевший П*** опознавал самостоятельно, без подсказки кого-либо из присутствующих.

Аналогичные показания по процедуре предъявления для опознания Молофеева в судебном заседании дал и свидетель К*, пояснивший, что по результатам опознания потерпевшим Молофеева им, К*, был составлен соответствующий протокол, после ознакомления с которым все присутствующие лица, за исключением Молофеева, расписались. Молофееву была предоставлена возможность назвать причину отказа от подписи, что Молофеев сделать не пожелал, в связи с чем им, К*, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 167 УПК РФ был удостоверен факт отказа Молофеева от подписания протокола.
Свидетель К* также пояснил, что указание в протоколе задержания Молофеева на факт его составления в 00 часов 15 минут является допущенной им, К*, технической ошибкой, смысл которой очевиден, поскольку основанием для задержания Молофеева как раз и явился результат его опознания П***, имевший место в период с 00 часов 20 минут до 00 часов 35 минуть 28 ноября 2012 года, что и было отражено в протоколе его задержания.

Согласно показаниям свидетелей Л* и К*, после того, как П*** опознал Амаляна, Канксиди и Молофеева, последние были задержаны в порядке ст. 91 УПК РФ с составлением соответствующих протоколов и разъяснением им прав в качестве подозреваемых, предусмотренных ст. 46 УПК РФ.

Оснований не доверять показаниям свидетелей Л* и К*, которые полностью согласуются с показаниями потерпевшего П*** и подтверждаются материалами дела, у суда не имеется, поэтому доводы защиты о том, что на момент проведения процедуры опознания задержанные Канксиди, Амалян и Молофеев якобы уже имели статус подозреваемых, высказаны вопреки материалам дела, противоречат им и установленным судом обстоятельствам.

Что касается иных доводов стороны защиты, касающихся недостоверности результатов опознания в связи с тем, что статисты якобы внешне отличались от Амаляна, которого П*** опознал по подсказке со стороны оперативных сотрудников, то они являются голословными и в судебном заседании своего подтверждения не нашли.

Таким образом, установив, что опознание подсудимых Канксиди, Амаляна и Молофеева производилось с соблюдением требований ст. 193 УПК РФ надлежащими процессуальными лицами, в каждом случае в присутствии двух понятых, о результатах опознания в соответствии со ст. ст. 166-167 УПК РФ составлены соответствующие протоколы, подписанные участниками следственного действия при отсутствии каких-либо заявлений и замечаний с их стороны, оснований для их исключения из разбирательства дела, у суда не имеется.

У суда также нет оснований сомневаться в правильности выводов опознающего, высказанных с достаточной уверенностью, принимая во внимание, что потерпевший П*** был предварительно допрошен об особенностях и приметах лиц, которых он может опознать, при этом указал на такие признаки и приметы нападавших, которые явились достаточными для установления их личности и не находились в противоречии с ранее данным им описанием примет опознаваемых.

Каких-либо сведений, свидетельствующих о наличии у потерпевшего П*** причин для оговора подсудимых Канксиди, Амаляна и Молофеева, судом не установлено, а поэтому, учитывая, что его показания последовательны, непротиворечивы и согласуются с материалами дела, суд доверяет им и приводит в обоснование виновности подсудимых Канксиди, Амаляна и Молофеева по данному эпизоду.

Несмотря на то, что, давая показания по делу, потерпевший П*** руководствовался личным восприятием увиденного, с учетом той скоротечной и психотравмирующей ситуации, в которой он оказался в связи с неожиданным нападением с применением предмета, похожего на пистолет, его показания позволяют суду установить фактические обстоятельства совершенного преступления.

Оценивая вышеприведенные доказательства в их совокупности, суд считает, что они являются достаточными для вывода о виновности подсудимых Канксиди, Амаляна и Малхасяна, а к показаниям Амаляна и Молофеева о непричастности к разбою 13 ноября 2012 года, равно как и к показаниям Канксиди о совершении преступления в группе с другими лицами, суд относится критически.

Так, помимо показаний потерпевшего П***, признанных судом достоверными, об участии в нападении на него Молофеева, Амаляна и Канксиди, свидетельствует состоявшийся 20 ноября 2012 года между соучастниками разговор, в ходе которого они обсуждали нежелание Малхасяна участвовать в нападении на П***, так как «Арик» не хотел «идти» с Колей (Молофеевым), который «там был», при этом Амолян выражал свое несогласие давать Малхасяну какую-либо «долю» за пользование его пистолетом, поскольку «железки» он, Амалян, « может купить себе и сам».

С учетом изложенного, оснований для квалификации действий подсудимых Канксиди, Амаляна и Молофеева по ст. 161 УК РФ, как о том ставит вопрос защита Канксиди, у суда не имеется.

Суд квалифицирует действия подсудимых Канксиди, Амаляна и Молофеева по факту нападения 13 ноября 2012 года по п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применения насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, с применением предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой, в особо крупном размере.
Несмотря на то, что полученные П*** телесные повреждения по заключению судебно-медицинского эксперта не причинили вреда здоровью потерпевшего, суд считает, что установленные обстоятельства нападения на П***, в ходе которого ему наносились удары, в том числе металлической рукояткой пистолета, в область расположения жизненно-важных органов – голову и шею, свидетельствуют о применении в отношении потерпевшего насилия, опасного для жизни и здоровья, а об угрозе применения такого насилия — факт демонстрации и применения в процессе избиения П*** неустановленного пистолета, что потерпевшим, будучи подвергнутому неожиданному нападению, воспринималось как реальная угроза его жизни и здоровью.
Предметом, используемым в качестве оружия суд признает неустановленный пистолет, также признает разбой совершенным в составе организованной группы, о чем в приговоре будет указано ниже, с причинением ущерба в особо крупном размере, которым в соответствии с примечаниями к ст. 158 УК РФ суд признает хищение имущества П*** на сумму 2 237 370 рублей 65 копеек.

По факту незаконного хранения оружия и боеприпасов Молофеевым.

Подсудимый Молофеев в незаконном обороте огнестрельного оружия и боеприпасов в судебном заседании виновным себя также не признал и показал, что когда 27 ноября 2012 года он выходил из кафе в деревне Б* И* района М1, то его повалили на землю сотрудники полиции, забрали ключи от его автомашины марки «Шевроле Тахо» и подбросили пистолет. Понятые при этом находились далеко. Также в его, Молофеева, квартире, в ходе обыска были обнаружены не принадлежащие ему патроны, а обнаруженные в доме медицинские маски хранились для ухода за больной матерью.

Несмотря на отрицание своей вины подсудимым Молофеевым, его вина в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 222 УК РФ, в судебном заседании также установлена и подтверждается следующими доказательствами.

Показаниями в суде оперуполномоченного ГУ МВД России по *** — свидетеля Ф1, из которых следует, что в связи с получением в ходе прослушивания телефонных переговоров информации о приобретении членами банды еще одной единицы боевого огнестрельного оружия и готовящемся нападении, ими, то есть сотрудниками полиции, было принято решение о их задержании.
27 ноября 2012 года он, Ф1, лично задерживал Молофеева, когда тот садился в свою автомашину марки «Шевроле Тахо», после чего при досмотре автомашины был обнаружен боевой пистолет, в доме Молофеева изъяты патроны и медицинские маски.

Показаниями в суде сотрудника ГУ МВД России по *** — свидетеля Г*, который для оказания содействия сотрудникам ГУ МВД России по *** по указанию руководства выехал в деревню Б* И* района М1 и принимал участие в досмотре автомобиля «Шевроле Тахо». Именно он, Г*, перед началом досмотра пригласил из расположенного рядом кафе двух представителей общественности, после чего в их присутствии и в присутствии Молофеева, который сам открыл дверь своей автомашины, вместе с другим сотрудником приступил к ее осмотру. Под переднем пассажирским сиденьем был обнаружен металлический пистолет, внешне похожий на ПМ, принадлежность которого Молофеев отрицал. По результатам досмотра им, Г*, был составлен соответствующий протокол, удостоверенный всеми присутствующими лицами, кроме Молофеева, который от подписи в протоколе безмотивно отказался.

Протоколом досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, из которого следует, что по результатам досмотра находящегося в пользовании Молофеева автомобиля «Шевроле Тахо» транзитный номер ***, помимо большого количества сим-карт различных операторов сотовой связи был изъят пистолет без номера с обоймой и тремя патронами с маркировкой *** калибра * мм, который, согласно заключению баллистической экспертизы, относится к ручному, нарезному, краткоствольному огнестрельному оружию, а три патрона калибра * мм являются штатными боеприпасами.

Факт, обстоятельства и результаты досмотра Молофеева и используемого им транспортного средства в судебном заседании подтвердил свидетель Д*, присутствующий при их проведении в качестве представителя общественности и пояснивший, что досмотр сотрудниками полиции от начала до конца производился в его, Д*, присутствии и в присутствии второго представителя общественности, при этом Молофеев водительскую дверь автомобиля открыл самостоятельно. Оба они, Д* и второй представитель общественности, располагались в непосредственной близости к салону автомобиля и видели, как из-под переднего пассажирского сиденья «Шевроле Тахо» сотрудник полиции извлек пистолет, снаряженный магазином с тремя патронами, о чем был составлен соответствующий протокол.

Предметы, изъятые по результатам оперативно-розыскной деятельности, в ходе следствия были осмотрены и признаны по делу вещественными доказательствами.

Оснований для исключения из разбирательства дела протокола личного досмотра Молофеева и досмотра транспортного средства, и, как следствие, протокола их осмотра и признания вещественными доказательствами, также как заключения баллистической экспертизы, как о том просит защита Молофеева, не имеется, поскольку каких-либо нарушений Закона «Об ОРД», УПК РФ и Конституции РФ при получении оспариваемых защитой доказательств не допущено.

Судом установлено, что при задержании Молофеева, Канксиди, Амаляна и Малхасяна сотрудники полиции действовали в рамках Федерального закона «Об оперативно — розыскной деятельности», на основании постановлений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, вынесенных надлежащими должностными лицами утвержденных руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, результаты которой были рассекречены и представлены следователю в соответствии с «Инструкцией о предоставления результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору и в суд».

Вопреки доводам защиты, каких-либо обстоятельств, свидетельствующих об ограничении конституционных прав Молофеева, в том права на защиту, судом не установлено.

При таких обстоятельствах, когда личный досмотра Молофеева и досмотр транспортного средства проведены с участием двух представителей общественности, по их результатам составлен протокол, удостоверенный участвующими в досмотре лицами при отсутствии каких-либо замечаний или заявлений с их стороны, оснований для исключения оспариваемых защитой Молофеева протоколов по мотивам их недопустимости, не имеется.
Что касается ссылки защиты на указание в бланке протокола на нормы административного закона, то данное обстоятельство не влечет за собой его исключение из числа доказательств по делу.

Оснований не доверять показаниям свидетелей Ф1, Г* и Д*, которые последовательны и в деталях согласуются между собой, не имеется, в связи с чем к показаниям Молофеева о том, что пистолет с патронами ему якобы подбросили сотрудники полиции, относится критически, расценивая их как избранный Молофеевым способ защиты, имеющий целью уйти от ответственности как за незаконное хранение оружия и боеприпасов, так и за участие в банде и совершаемых ею преступлениях.

Совокупность вышеприведенных доказательств стороны обвинения по данному эпизоду суд признает достаточной для вывода о доказанности и виновности Молофеева в незаконном хранении оружия и боеприпасов, в связи с чем квалифицирует его действия по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Суд исключает из обвинения подсудимого Молофеева квалифицирующие признаки незаконных «приобретения и перевозки» оружия и боеприпасов по следующим основаниям.

Как следует из предъявленного подсудимому Молофееву обвинения, органами предварительного следствия ему инкриминируется незаконное приобретение пистолета без номера с тремя патронами в «неустановленное время, в неустановленном месте, при неустановленных следствием обстоятельствах, но не позднее 27 ноября 2012 года».

Учитывая, что какие-либо доказательства периода времени незаконного приобретения Молофеевым оружия и боеприпасов, в материалах дела отсутствуют и суду не представлены, суд пришел к убеждению о невозможности сделать достоверный, единственно правильный вывод о начале течения сроков давности за данное преступление, поэтому, исходя из принципа презумпции невиновности, толкуя все неустранимые сомнения в пользу подсудимого, полагает необходимым исключить данный признак из обвинения Молофеева за недоказанностью.

Под незаконной перевозкой оружия и боеприпасов понимается их перемещение любым видом транспорта, но непосредственно при обвиняемом.

Таких обстоятельств по делу не установлено, а одного лишь факта обнаружения пистолета с патронами в салоне используемого Молофеевым автомобиля недостаточно для вывода о направленности его умысла именно на незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов, в связи с чем данный квалифицирующий признак суд также исключает из обвинения Молофеева за его недоказанностью.

Фактические обстоятельства, установленные по делу, позволяют суду сделать вывод, что нападения 19 сентября 2012 года на Фр*** и Фе***, 13 ноября 2012 года на П***, также открытое хищение имущества Ш*** совершены подсудимыми Канксиди, Амаляном, Молофеевым и Малхасяном в различных сочетаниях между собой и с неустановленными лицами в составе организованной группы.

Об этом свидетельствуют устойчивость, сплоченность и соорганизованность подсудимых, заранее объединившихся для совершения разбоев и грабежа, совместность и согласованность их действий, направленных на достижение общего преступного результата, распределение между ними ролей и постоянный способ совершения преступлений.

Под бандой по смыслу закона понимается организованная устойчивая вооруженная группа, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации.
Банда может быть создана для совершения как одного, так и нескольких преступлений. При этом под нападением понимаются действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо созданием реальной угрозы его применения. Участие в банде представляет собой не только непосредственное участие в совершаемых ею нападениях, но и выполнении членами активных действий, направленных на ее финансирование, обеспечение оружием, транспортом, подысканием объектов для нападения и т.п.

Все преступления, совершенные организованной группой во главе с Канксиди, являются однотипными, тщательно спланированными и хорошо организованными, с использованием транспортных средств для мобильности передвижения и номеров-двойников для конспирации, а также с применением огнестрельного оружия и неустановленных пистолетов, о наличии которого, как следует из фактических обстоятельств нападений, так и из телефонных переговоров, которые вели между собой подсудимые, осведомлены были все.

В судебном заседании подсудимые Канксиди, Амалян, Малхасян и Молофеев, не признавшие себя виновными себя в совершении преступления, предусмотренного ст. 209 УК РФ, не отрицают, что вели переговоры с Канксиди, однако исключительно на бытовые темы, так как все были с ним знакомы.

Фактическое общение подсудимых, которые связывались между собой исключительно через Канксиди, подтверждается осмотром изъятых у них при задержании мобильных телефонов, и свидетельствует о том, что все соучастники тесно общались между собой и, главным образом, с Канксиди. Так, связь с членами группы Амалян поддерживал только через Канксиди, созваниваясь с ним осенью 2012 года ежедневно по 3-4 часа.
Диски с записями телефонных переговоров Канксиди в ходе следствия также осмотрены и признаны вещественными доказательствами.

В частности, подсудимый Амалян показал, что проживал с Канксиди в одном подъезде в городе К* М1, часто с ним общался и употреблял совместно с Канксиди наркотические вещества. Через него же, Канксиди, Амалян познакомился с Малхасяном, с которым организовал совместный бизнес по торговле машинами иностранного производства, поэтому его разговор с Малхасяном о «железках» подразумевает обсуждение вопросов реализации автозапчастей.

Подсудимый Малхасян показал, что однажды, собираясь на свидание с девушкой, во избежание лишних вопросов он оставил дома у своего друга Канксиди свой травматический пистолет с обоймой, о котором впоследствии забыл и именно его в разговорах с Канксиди называл «железкой». С Амаляном он, Малхасян, познакомился примерно за полтора года до задержания на предмет занятий общим бизнесом по торговле автозапчастями, которые в разговорах также мог называть «железками».

Подсудимый Молофеев дал показания о своем знакомстве с Канксиди через некоего Ри**, с которым он, Молофеев, отбывал вместе наказание в местах лишения свободы. С Малхасяном он, Молофеев, вообще не знаком, а Амаляна знает только как соседа Канксиди. В отношении телефонных переговоров Молофеев пояснять ничего не пожелал.

Подсудимый Канксиди в судебном заседании показал, что «железки» и «стволы», упоминаемые им в телефонных разговорах, это либо автозапчасти, которые могли быть оставлены ему Амаляном и Малхасяном для ремонта автомобиля, либо травматический пистолет, забытый Малхасяном у него, Канксиди, дома.

Между тем суд, оценив показания подсудимых Канксиди, Амаляна, Молофеева и Малхасяна, данные ими в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, отмечает их противоречивость и, с учетом их заинтересованности в исходе дела, к показаниям подсудимых в части отрицания их осведомленности о наличии в группе оружия относится критически.

К данному выводу, помимо вышеприведенных показаний свидетелей Л* и Ф1, суду позволяет прийти анализ содержания телефонных разговоров, которые в завуалированной форме неоднократно вели между собой подсудимые в период до 27 ноября 2012 года, постоянно употребляя в разговорах слова «железки», «стволы», большие и маленькие «игрушки».

Будучи допрошенным в ходе предварительного следствия, в том числе с предъявлением ему для прослушивания записей телефонных переговоров, какие-либо пояснения по их содержанию Канксиди давать отказывался, заявляя при этом, что не помнит, где находился и чем занимался 19 сентября 2012 года, 10 октября 2012 года и 13 ноября 2012 года.

Прослушанные телефонные переговоры с очевидностью свидетельствуют о том, что о существовании оружия было известно всем членам группы, учитывая, что Канксиди всем рассказывал о «стволе» Малхасяна, использованном при совершении преступления, при этом и Амолян, и Молофеев демонстрировали свою осведомленность о его применении.

Аналогичную позицию, направленную на отказ от дачи пояснений относительно содержания прослушанных телефонных переговоров, в ходе предварительного следствия и в судебном заседании избрали подсудимые Амалян и Молофеев, отказавшись давать показания относительно употребления слов «железки», «стволы», «доли», предъявления претензии «Арику» — Малхасяну по поводу несоблюдения мер конспирацию, при этом Молофеев, отрицающий в суде свое знакомство с Малхасяном, вспоминал, что последний жил у него какое-то время на даче заявляя в судебном заседании, что не доверяют экспертному заключению о принадлежности голоса именно ему.

Объективно принадлежность голосов Канксиди, Амаляну, Малхасяну и Молофееву подтверждается соответствующими заключениями фоноскопических экспертиз.

Анализируя результаты оперативно-розыскного мероприятия суд отмечает следующее.

Все соучастники тесно общались между собой и главным образом с Канксиди, который как распределял похищенное, так и планировал дальнейшую преступную деятельность, при этом содержание телефонных переговоров очевидно свидетельствует о том, что Канксиди, Амалян, Молофеев и Малхасян не просто знают друг друга, а обсуждают обстоятельства совместной преступной деятельности и использование в ходе нее автомашин, «железок», «стволов», «игрушек», а также обязательства друг перед другом, требуют свою «долю», упоминают о наличие в банде «общака», при этом неоднократно касаются в разговорах вопроса необходимости соблюдения мер конспирации в связи с использованием Малхасяном все той же автомашины «Ауди», что могло привести к их изобличению и задержанию.

Анализ вышеприведенных по каждому из деяний доказательств в совокупности с содержанием телефонных переговоров, приводит суд к убеждению в том, что организованная группа, созданная Канксиди на территории М в начале сентября 2012 года, в состав которой вошли Амалян, Малхасян, неустановленные лица из числа хорошо знакомых Канксиди и Амаляну выходцев из кавказских республик, и не позднее ноября 2012 года – Молофеев, совершила эти преступления в составе банды, имевшей на вооружении огнестрельное оружие — пистолет ТТ, неустановленный следствием пистолет, пистолет без номера калибра * мм, огнестрельное оружие ограниченного поражения, также боеприпасы, о наличии которых были осведомлены все ее участники.

Созданная и руководимая Канксиди банда имела стабильный (постоянный) состав, была основана на дружеских связях и общности преступных интересов. В нее входили жители М и М1 в возрасте 32-37 лет, знакомые между собой продолжительный период времени, как Канксиди и Амалян, знакомые задолго до переезда в Россию и совместно употребляющие наркотические средства, что не оспаривается ими в судебном заседании, что усиливало постоянство связей между членами устойчивой вооруженной группы и отличало их специфичностью методов деятельности при подготовке и во время совершения преступлений.

Преступления, совершенные созданной Канксиди бандой, характеризуются постоянством форм и методов, в частности, установлением места получения потерпевшими крупных денежных сумм, использованием транспорта при преследовании потерпевших и блокировании их автомобилей, одной и той же тактики нападения с применением огнестрельного оружия либо демонстрации неустановленных пистолетов, обеспечение при этом наблюдения за окружающей обстановкой с целью последующего сокрытия непосредственных исполнителей хищения чужого имущества на автотранспорте, раздел похищенного.
При этом в целях затруднить возможный розыск сотрудниками правоохранительных органов подсудимые использовали «номера- двойники» — государственных регистрационных знаках, выданные в установленном законом порядке для установки на автомобили аналогичной марки, модели, внешнего вида, зарегистрированные на территории г. М и М1.

Судом установлено, что именно Канксиди предпринял и совершил действия, результатом которых стало создание устойчивой вооруженной группы, также разрабатывал планы, снабжал членов группы необходимой информацией и распределял роли между соучастниками, равно как и действия, связанные с планированием, материальным обеспечением и организацией деятельности группы, в составе которой и являясь ее руководителем, подсудимый Канксиди совершал вышеуказанные преступления.

Оценив вышеприведенные доказательств, суд считает, что в совокупности они являются достаточными для вывода о виновности подсудимых, в связи с чем суд квалифицирует действия Канксиди по ч.1 ст. 209 УК РФ как создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан, а равно руководство такой группой (бандой), и участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападениях, а действия подсудимых Амаляна. Малхасяна и Молофеева — по ч. 2 ст. 209 УК РФ как участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападениях.
При этом исходит из того, что хотя объем содеянного каждым из подсудимых был разным, все они действовали совместно и согласовано, в соответствии с отведенными им ролями и заранее разработанным планом, выполняя описанные выше действия, направленные на достижение единого преступного результата.

Оценивая протоколы допросов подсудимых в ходе предварительного следствия, суд пришел к убеждению, что каждый из них имел возможность давать показания по своему усмотрению и каких-либо обстоятельств, свидетельствующих об ограничении их в правах, в том числе права на защиту, суд не усматривает.

Так, и Канксиди, и остальные подсудимые последовательно отрицали свою причастность к совершению каких-либо преступлений, в ходе своих допросов при даче показаний относительно своего участия в совершениях преступлений показания давать отказывались, пользуясь правом, гарантированным ст. 51 Конституции РФ.

Доводы подсудимых о нарушении их права на защиту суд не принимает во внимание, поскольку все следственные действия, проводимые с их участием, производились с разъяснением им соответствующих прав, исходя из правого статуса каждого из них на момент допроса и в присутствии защитника, а заявления подсудимых в судебном заседании о незаконных методах ведения следствия, суд расценивает как надуманные, направленные на опорочивание органов предварительного расследования.

У суда не имеется оснований не доверять подробным, взаимосогласующимся между собой и другими доказательствами по каждому их фактов совершенных преступных деяний, показаниям потерпевших Фр*** и Фе***, также Ш*** и П***, которые не только не знали ранее подсудимых, но и вне рассматриваемых событий, за исключение Фр*** и Фе***, не были знакомы между собой.

Между тем, вышеперечисленные потерпевшие дали изобличающие подсудимых Канксиди, Амаляна, Молофеева и Малхасяна показания, позволяющие суду установить обстоятельства совершенных преступлений, которые суд принимает, как надлежащие доказательства по делу и приводит в обоснование вины подсудимых в совершении преступлений в период с 19 сентября 2012 года по 13 ноября 2012 года в составе банды.

Оснований не доверять показаниям потерпевших в части указании ими перечня и стоимости похищенного имущества, суда также не имеется.

Как установлено судом, преступления подсудимыми Канксиди, Амаляном, Молофеевым и Малхасяном в составе банды с неустановленными лицами совершались в период с 19 сентября 2012 года по 13 ноября 2012 года в разных районах города М*, при этом уголовные дела в связи с обращениями потерпевших по фактам совершения в отношении них разбоев и грабежа возбуждались в разное время и различными структурными подразделениями правоохранительных органов, в связи с чем ссылка защиты о наличии некоего сговора между всеми потерпевшими и работниками полиции в целях улучшения показателей последних по раскрываемости преступлений, является явно надуманной.

Доводы защиты непричастности Канксиди, Амаляна и Малхасяна к разбойному нападению 19 сентября 2012 года, а Амаляна и Молофеева также и 13 ноября 2012 года, суд расценивает как несостоятельные, направленные на избежание ответственности за совершенные преступления, поскольку они опровергаются совокупностью вышеприведенных доказательств, признанных судом достоверными и приведенными в обосновании вины подсудимых по каждому из деяний.

Судом изучено психическое состояние подсудимых и учитывая, что на учетах у психиатра и нарколога Канксиди, Амалян, Молофеев и Малхасян не состоят, в судебном заседании ведут себя адекватно, активно защищаются и сомнений в их психическом состоянии не возникает, суд приходит к выводу в том, что подсудимые Какнсиди, Амалян, Молофеев и Малхасян могут и должны нести ответственность за совершенные преступления, поскольку совершили их в состоянии вменяемости, в связи с чем в соответствии со ст. 19 УК РФ подлежат уголовной ответственности.

При назначении наказания суд в соответствии со ст. ст. 6, 7, ч. 3 ст. 60 УК РФ учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности подсудимых, влияние назначенного наказания на исправление каждого из них и на условия жизни их семей, и все обстоятельства дела.

Подсудимый Канксиди, по месту фактического проживания характеризуется положительно.
Обстоятельством, смягчающим наказание Канксиди, суд признает **.
Обстоятельством, отягчающим наказание Канксиди, на основании п. «б» ч. 2 ст. 18, п. «а» ч.1 ст. 63 УК РФ, является опасный рецидив преступлений.

Подсудимый Амалян ранее не судим, по месту фактического проживания и, как следует из показаний в суде свидетеля А*, характеризуется положительно.
Обстоятельством, смягчающим наказание Амаляна, суд признает**.
Обстоятельств, отягчающим наказание Амаляна, судом не установлено.

Подсудимый Молофеев, по месту отбывания наказания в колонии-поселении при ФБУ ИК-* УФСИН России по С* области и по месту жительства характеризуется положительно.
Обстоятельством, смягчающим наказание Молофеева, суд признает ***.
Обстоятельством, отягчающим наказание Молофеева, на основании п. «б» ч. 2 ст. 18, п. «а» ч.1 ст. 63 УК РФ, является опасный рецидив преступлений.
Учитывая, что вышеуказанные преступления, отнесенные законодателем к категории особо тяжких, подсудимый Молофеев совершил в течении оставшейся не отбытой части наказания по приговору О* районного суда города М* от 17 октября 2008 года, суд в соответствии с п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ отменяет условное-досрочное освобождение по постановлению С* городского суда С* области от 22 сентября 2010 года и окончательное наказание по настоящему приговору назначает по правилам ст. 70 УК РФ.

Подсудимый Малхасян ранее не судим, по месту жительства и по последним местам работы в ООО «К*» и в ООО «Ко*» характеризуется положительно.
Обстоятельством, смягчающим наказание Малхасяна, суд признает ***.
Обстоятельств, отягчающим наказание Малхасяна, судом не установлено.

Принимая во внимание фактические обстоятельства совершенных подсудимыми преступлений и степень их общественной опасности, оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ не имеется.

С учетом тяжести содеянного, исходя из целей назначения наказания по перевоспитанию осужденных и предупреждению совершения ими новых преступлений, суд приходит к выводу, что исправление Канксиди, Амаляна, Молофеева и Малхасяна возможно лишь в условиях длительной изоляции от общества.

Оснований для назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ, как о том ставит вопрос защита Канксиди, либо ст. 73 УК РФ, также как и для назначения дополнительного наказания в виде штрафа, суд не усматривает.

При назначении наказания суд учитывает объем обвинения, предъявленного каждому из подсудимых, и степень их фактического участия в совершении преступлений.

Местом отбывания осужденными Канксиди, Амаляном, Молофеевым и Малхасяном наказания в виде лишения свободы в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ суд назначает исправительную колонию строгого режима, срок наказания исчисляет с момента их фактического задержания.

Поскольку Канксиди, Амалян, Молофеев и Малхасян осуждаются к реальному лишению свободы, суд приходит к выводу о необходимости оставления без изменения ранее избранной в отношении каждого меры пресечения в виде заключения под стражу до вступления в законную силу приговора в целях обеспечения исполнения последнего.

По делу заявлены гражданские иски о возмещении материального ущерба: потерпевшим Фр** – в сумме 500 000 рублей; потерпевшим Фе*** – в сумме 551 500 рублей; потерпевшим Ш*** – в сумме 114 500 рублей; и потерпевшим П*** – в сумме 2 237 370 рублей 65 копеек, поддержанные в судебных прениях государственным обвинителем.

Подсудимый Канксиди полностью признал гражданский иск потерпевшего Ш*** и частично гражданский иск потерпевшего П***, а именно в сумме 1 300 000 рублей, в остальной части гражданские иски не признал.
Подсудимые Амалян, Молофеев и Малхасян предъявленные к ним исковые требования не признали.

Обсудив исковые требования, заявленные потерпевшими Фр***, Фе***, Ш*** и П*** в размере стоимости похищенного у них имущества, суд полагает гражданские иски заявленными обоснованно и подлежащими удовлетворению в полном объеме, исходя из доказанных в судебном заседании обстоятельств и факта причинения всем потерпевшим материального ущерба, который подлежит взысканию с виновных лиц в солидарном порядке.

Имущество подсудимого Канксиди, на которое наложен арест, и денежные средства, изъятые при задержании у Молофеева, необходимо обратить в счет погашения гражданских исков. В целях обеспечения исполнения приговора в части возмещения исковых требований наложенный на имущество арест надлежит оставить без изменений.

В соответствии со ст. 81 УПК РФ суд разрешает вопрос о вещественных доказательствах.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 297-299, 302-304, 307-310 УПК РФ, суд
приговорил:

Канксиди А. В. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ, двух преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, и назначить наказание:
— по ч. 1 ст. 209 УК РФ в виде 12 (двенадцати) лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев, установив в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ следующие ограничения: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы Н* района В* области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного Канксиди А.В. обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;
— по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ в виде 7 (семи) лет лишения свободы;
— по п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ за каждое из двух преступлений в виде 10 (десяти) лет лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Канксиди А. В. назначить наказание в виде 13 (тринадцати) лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.
В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ установить Канксиди А.В. следующие ограничения: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы Н* района В* области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного Канксиди А.В. обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Амаляна А. Э. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ, двух преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, и назначить наказание:
— по ч. 2 ст. 209 УК РФ в виде 11 (одиннадцати) лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, установив в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ следующие ограничения: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы города К* М1 без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного Амаляна А.Э. обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;
— по п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ за каждое из двух преступлений в виде 10 (десяти) лет лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Амаляну А. Э. назначить наказание в виде 12 (двенадцати) лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 (один) год.
В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ установить Амаляну А.Э. следующие ограничения: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы города К* М1 без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного Амаляна А.Э. обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Молофеева Н. М. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ, п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, ч.1 ст. 222 УК РФ, и назначить наказание:
— по ч. 2 ст. 209 УК РФ в виде 10 (десяти) лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, установив в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ следующие ограничения: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы И* района М1 без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного Молофеева Н.М. обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;
— по п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ в виде 9 (девяти) лет лишения свободы;
— по ч.1 ст. 222 УК РФ в виде 2 (двух) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний назначить Молофееву Н. М. наказание в виде 11 (одиннадцати) лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, установив в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ следующие ограничения: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы И* района М1 без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного Молофеева Н.М. обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.
В соответствии с п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ отменить условно-досрочное освобождение Молофеева Н.М. по постановлению С* городского суда С* области от 22 сентября 2010 года.
На основании ч. 1 ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединить частично не отбытую часть наказания по приговору О* районного суда города М* от 17 октября 2008 года и окончательно к отбытию определить Молофееву Н. М. наказание в виде 12 (двенадцати) лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 (один) год.
В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ установить Молофееву Н.М. следующие ограничения: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы И* района М1 без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного Молофеева Н.М. обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Малхасяна А. В. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ, п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, и назначить наказание:
— по ч. 2 ст. 209 УК РФ в виде 10 (десяти) лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, установив в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ следующие ограничения: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы города П* М1 без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного Малхасяна А.В. обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;
— по п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ в виде 9 (девяти) лет лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Малхасяну А. В. назначить наказание в виде 11 (одиннадцати) лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 (один) год.
В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ установить Малхасяну А.В. следующие ограничения: не изменять места постоянного проживания или пребывания и не выезжать за пределы города П* М1 без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложив на осужденного Малхасяна А.В. обязанность являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Местом отбывания осужденными Канксиди А.В., Амаляном А.Э., Молофеевым Н.М. и Малхасяном А.В. наказания в виде лишения свободы назначить исправительную колонию строгого режима, срок наказания каждому исчислять с 27 ноября 2012 года.

Меру пресечения Канксиди А.В., Амаляном А.Э., Молофеевым Н.М. и Малхасяном А.В. до вступления приговора в законную силу оставить прежней — заключение под стражу.

Удовлетворить гражданские иски, заявленные по делу в счет возмещения материального ущерба, причиненного преступлениями.
Взыскать с Канксиди А.В., Амаляна А.Э. и Малхасяна А.В. в солидарном порядке в пользу Фр*** – 500 000 ( пятьсот тысяч) рублей; в пользу Фе*** – 551 500 ( пятьсот пятьдесят одну тысячу пятьсот) рублей.
Взыскать с Канксиди А.В. в пользу Ш*** 114 500 ( сто четырнадцать тысяч пятьсот) рублей.
Взыскать с Канксиди А.В., Амаляна А.Э. и Молофеева Н.М. в солидарном порядке в пользу П*** 2 237 370 ( два миллиона двести тридцать семь тысяч триста семьдесят) рублей 65 копеек.

Обратить в счет погашения гражданских исков потерпевших Фр***, Фе***, Ш*** и П*** имущество Канксиди А.В., на которое наложен арест; в счет погашения гражданского иска потерпевшего П*** — 9 110 (девять тысяч сто десять) рублей, изъятые у Молофеева Н.М., оставив без изменения арест, наложенный на указанное имущество и денежные средства.

Вещественные доказательства: автомобиль марки «Мерседес Бенц», свидетельство о его регистрации и пластину государственного регистрационного номера «***, две пластины Л* государственных знаков ***, диск с записью видеорегистратора, сим-карты различных операторов сотовой связи, мобильные телефоны марки «Нокиа», «Самсунг», кобуру, диски с записями телефонных соединений и переговоров — хранить до решения по выделенному уголовному делу.
Бейсболку Канксиди, водительское удостоверение, доверенности на право управления автомобилями «Порше Кайен», «Шевроле Тахо» на имя Молофеева, зарядное устройство – хранить при материалах дела до их истребования законными владельцами.
Паспорт, водительское удостоверение, карту клиента ООО «М*К*К» на имя Ш***, портмоне с содержимым, свидетельство о регистрации транспортного средства серия *** и талон технического осмотра — возвратить по принадлежности Ш***.
Осыпь стекла и отрезок материала – уничтожить.
Пистолет «***» серии ***, четыре патрона, пистолет без номера, три гильзы — передать в *** ГУВД города Москвы для решения о их дальнейшем использовании.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в течении десяти суток со дня его провозглашения, а осужденными — в тот же срок со дня вручения им копии приговора.
В случае подачи апелляционной жалобы осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.
Председательствующий судья И. В. Вырышева