Законодательство РФ


Приговор ч.2 ст. 124 УК РФ

№ 1-157/2011
П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

г. Вязьма «15» августа 2011 года

Федеральный судья Вяземского районного суда Смоленской области — Ерофеев А.В.,

с участием государственного обвинителя — Вяземского межрайонного прокурора — Лакезина А.В.,

подсудимого- Сибиченкова А.В.,

защитника — адвоката Шудловской И.С., предоставившей удостоверение № ХХХ ордер № ХХХ от ** ** ** Вяземской коллегии адвокатов Адвокатской палаты Смоленской области,

потерпевшей — Н.В.,

представителя потерпевшей — адвоката Звездочкиной А.И.,

представителя гражданского ответчика ОГБУЗ … ЦРБ — Ануфриева Г.Г.,

при секретаре — Шутиковой Е.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

СИБИЧЕНКОВА А.В., ** ** ** года рождения, уроженца г. … … области, …, зарегистрированного по адресу: … область, г. …, пер. …, д.ХХХ, кв.ХХХ, ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.124 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Сибиченков А.В. совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 124 УК РФ — неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом, что повлекло по неосторожности смерть больного, при следующих обстоятельствах:

А.Н., 10 ноября 2007 года, в период времени с 21 час. до 22 час., работая на токарном станке, получил производственную травму (телесные повреждения), в виде ….

В этот же день, около 22 час. 30 мин., А.Н. своевременно обратился за медицинской помощью в приёмное отделение МУЗ … ЦРБ по адресу: … область, г. …, ул. …, д. ХХХ, к дежурному врачу — травматологу-ортопеду Сибиченкову А.В. и сообщил ему о том, что получил травму, при этом, не сообщил врачу истинные обстоятельства получения травмы. Сибиченков А.В, на основании приказа № ХХХ от 01.07.1986 г. состоящий в должности врача — травматолога — ортопеда МУЗ … ЦРБ, имеющий соответствующие медицинское образование и квалификацию, дающие право оказывать медицинскую помощь, достаточный опыт работы и профессиональные навыки, находясь на дежурстве, при исполнении своих должностных обязанностей, во время обследования А.Н., в нарушение ч. 1 ст. 41 Конституции РФ — каждый имеет право на медицинскую помощь, ст. 38 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан»- первичная медико-санитарная помощь оказывается в больничных учреждениях, муниципальной системы здравоохранения, врачами — специалистами, ст. 39 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан»-скорая медицинская помощь оказывается гражданам при состояниях, требующего срочного медицинского вмешательства (при несчастных случаях, травмах) и осуществляется безотлагательно лечебно — профилактическими учреждениями независимо от территориальной, ведомственной подчиненности и формы собственности, медицинскими работниками, а также должностной инструкции, обязывающей обеспечивать надлежащий уровень обследования и лечения больных в соответствии с современными достижениями медицинской науки и техники, не полно установил А.Н. диагноз в виде …. Не полно установив диагноз, врач — травматолог Сибиченков А.В. без уважительных причин не оказал помощь больному А.Н., будучи обязанным ее оказывать в соответствии с законом, не госпитализировал последнего в МУЗ … ЦРБ, для проведения соответствующего лечения, а отпустил домой, выдав ему на руки справку с диагнозом «ушиб грудной клетки». Неполная диагностика больного явилась следствием ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей врачом Сибиченковым А.В., что не позволило сделать вывод о необходимости проведения комплекса мероприятий, направленных на оказание своевременной медицинской помощи больному А.Н. в виде госпитализации, восполнения кровопотери, а также удаления селезенки.

11.11.2007 г., около 05 час. в пути следования из дома в больницу в машине «скорой помощи» А.Н. скончался. Согласно заключению эксперта № ХХХ от 11.11.2007 г. смерть А.Н. наступила от тупой травмы груди и живота, сопровождающейся переломами ребер и разрывом селезенки, что обусловило внутреннее кровотечение и массивную кровопотерю.

Необходимая медицинская помощь А.Н. не была оказана врачом — травматологом-ортопедом Сибиченковым А.В. без уважительных причин, что, в свою очередь, находится в причинно — следственной связи с наступившими последствиями в виде смерти А.Н.

В судебном заседании Сибиченков А.В. виновным себя не признал, в содеянном не раскаялся, указав на то, что обвинение ему предъявлено неверно и необоснованно. Диагноз при осмотре А.Н. был поставлен полно и правильно, помощь ему была оказана в полном объеме, согласно поставленному диагнозу. Далее показал, что работает в … ЦРБ врачом — травматологом — ортопедом. 10 ноября 2007 года около 22 час. 10 мин. он был вызван в санпропускник дежурной медсестрой М.А. Там он увидел А.Н., который сказал, что поскользнулся и упал с высоты роста и ударился о бордюр. Тем самым он ввел Сибиченкова А.В. в заблуждение, скрыв механизм получения травмы. Бледности у А.Н. не было. Больной самостоятельно зашел в приемный покой, самостоятельно разделся, и Сибиченков А.В. его осмотрел. Больному было измерено артериальное давление, посчитан пульс, проведена пальпация — ощупывание, аускультация — выслушивание. На боли в области живота он не жаловался, при пальпации данной области болей не было. В области реберной дуги слева была небольшая ссадина, при пальпации болезненна. Крепитация (потрескивание) ребер не определялась. Сибиченков А.В. выслушал легкие и сердце фонендоскопом, в легких дыхание было в норме, притупления не определялось, сердечные тоны были ритмичны. Артериальное давление было 140/90. Никаких признаков внутреннего кровотечения не было. Больной не был бледным, живот был мягкий и безболезненный, хотя обследование брюшной полости не входит в его компетенцию. А если бы возникли подозрения на повреждения в брюшной полости, то он (Сибиченков А.В.) вызвал бы абдоминального хирурга.

А.Н. была проведена рентгенография. На рентген А.Н. ходил самостоятельно. Перелома ребер у больного не было. Исследование крови в динамике не проводилось, так как оно проводится при подозрении на внутреннее кровотечение. В данном случае, при ушибе грудной клетки, не было необходимости проводить анализ крови. Кроме того, кровь на анализ берется при госпитализации, от которой А.Н. отказался. Бледности у больного не было, одышки не было, болей при пальпации живота также не было. Данные обследования, отражающие объективную картину, были занесены Сибиченковым А.В. в журнал на утро, учитывая, что больной умер, чтобы в последствии не забыть. Изначально в журнал было внесено: «ушиб грудной клетки, осмотр травматолога, рентгенография грудной клетки» и фамилия врача. Дописка о том, что общее состояние удовлетворительное, больной жалуется на боли в грудной клетке, пульс, давление, что его выслушали и сделали рентгенограмму, была сделана утром на следующий день. Сибиченков А.В. также пояснил, что внесение этих данных в журнал непосредственно при обследовании ничем не регламентировано. Регламентировано только внесение записи об отказе от оперативного вмешательства. Подробные записи делаются в историю болезни, а не в журнал.

Разрыв селезенки выявлен не был, так как не было клинических проявлений. Не было симптома «Ваньки — встаньки» — когда больной не может лежать спокойно. Разрыв селезенки, скорее всего, был прикрыт сгустком крови. Установить разрыв селезенки можно было только при постоянном поступление крови в брюшную полость. На момент осмотра не было установлено брюшного кровотечения. То есть, скорее всего, был ложный двухмоментный разрыв селезенки, когда разрываются капсула и паренхима селезенки. Разрыв прикрывался сгустком крови. В дальнейшем, при любом движении сгусток крови отходит и возникает кровотечение в брюшную полость. Это может происходить через продолжительный промежуток времени.

Учитывая вес больного, и зная, что ушибы грудной клетки могут протекать с осложнениями, Сибиченков А.В. предложил А.Н. госпитализацию, но тот отказался и сказал, что отлежится дома. Предложение А.Н. расписаться в журнале об отказе в госпитализации не делалось. Никаких подозрений на разрыв селезенки у Сибиченкова А.В. не возникло, так как при падении с высоты роста разрыва селезенки быть не могло. Госпитализация предлагалась по той причине, что при ушибе грудной клетки болевые ощущения как при переломе ребер, и у больного может развиться плеврит и осложнения со стороны сердца, учитывая вес больного. На повторное предложение госпитализироваться, А.Н. ответил отказом, самостоятельно оделся. Было прописано обезболивающее — укол анальгина с димедролом. Делали ли А.Н. укол или нет, Сибиченков А.В. не помнит. Больной взял справку и, в сопровождении друзей, ушел из отделения. Если бы Сибиченкова А.В. не ввели в заблуждение характером получения травмы, и осмотр выявил бы подозрения на разрыв селезенки, то А.Н. госпитализировали бы и сделали операцию.

На следующий день около 6.00 утра Сибиченкова А.В. вызвали в санпропускник и сказали, что А.Н. умер. Сибиченков А.В. решил, что это осложнение со стороны сердца. И даже в тот момент у Сибиченкова А.В. не было мысли о разрыве селезенки, так как ему не было известно о настоящем механизме получения травмы. По данному факту проводили проверку в больнице, и Сибиченкову А.В. был объявлен выговор, который он не обжаловался по причине не желания.

Гражданский иск не признал в полном объеме.

Однако, вина подсудимого Сибиченкова А.В. в инкриминируемом ему преступлении подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Потерпевшая Н.В. показала, что 10.11.2007 года, около 24.00 час. ей позвонила супруга сына — В.Г. и сказала, что ее сын А.Н.получил травму на работе. А.Н. сразу же приехала к ним домой. В.Г. объяснила, что на работе упала болванка и попала в грудь А.Н., что его сразу отвезли в хирургию, где его осмотрел врач, сделал ему рентген. В больнице сказали, что все нормально, просто надо «отлежаться». Н.В. увидела, что сын очень бледный. Она его разбудила, и он (А.Н.) сказал, что у него болит бок, что ему просто надо отлежаться. Потом он стал шевелиться и опять пожаловался на боли в боку. Н.В. дала ему две таблетки анальгина, измерила давление. Ни каких других таблеток она А.Н. не давала. После того, как дала А.Н. таблетки, увидела, что он закатил глаза, и она испугалась. Вызвала скорую помощь. Приехала скорая помощь с фельдшером Е.М., но никакой помощи А.Н. не оказали. Через некоторое время А.Н. стал шевелиться, но уже не разговаривал, по его телу пошли красные пятна. Второй раз вызвала скорую помощь, где-то через час. Приехал врач (как установлено — А.Г.) с фельдшером (как установлено — Н.С.). Врач сказал, что нужно срочно госпитализировать больного в больницу. По пути в больницу А.Н. скончался. На девятый день после его смерти, Н.В. заехала в больницу, где в рентген кабинете попросила у врача рентгеновский снимок. Врач отдал ей снимок, на котором были написаны данные ее сына- А.Н.. Описание снимка ей не дали. Она отнесла рентгеновский снимок в прокуратуру. На снимке было видно, что имеются переломы ребер. За все время Сибиченков А.В. не пытался поговорить со Н.В. и не попросил извинений. Считает, его виновным в неоказании помощи своему сыну А.Н., в результате чего тот умер.

Н.В. просила наказать Сибиченкова А.В. согласно закону, запретить ему заниматься врачебной деятельностью и взыскать солидарно с Сибиченкова А.В. и ОГБУЗ «… ЦРБ» 310490 рублей в счет возмещения материально ущерба, затраченного на погребение сына и 500000 рублей в счет возмещения морального вреда, так как является инвалидом второй группы и живет одна. Смертью сына — А.Н., ей причинены физические и нравственные страдания.

Свидетель Р.А. показал, что ранее работал вместе со А.Н. 10 ноября, около трех-четырех лет назад, точный год сказать не может, вечером, А.Н., работая на токарном станке, получил травму деталью, которая вылетела из крепежа станка. Р.А. с В.В. повезли А.Н. в ЦРБ. В ЦРБ А.Н. сказал, что врачу не будет говорить о том, что травма произошла на производстве, скажет, что упал с лестницы. Пришел врач — Сибиченков А.В. и осмотрел А.Н. Осмотр проходил в приемном покое. Р.А. с В.В. находились в коридоре. Двери между приемным покоем и коридором были открыты. А.Н. сказал, что упал. Самостоятельно снять одежду А.Н. не мог, и ему пришлось помогать. Врач делал осмотр, выстукивал что-то пальцами. А.Н. сам не мог поднять руки, говорил, что болит левая сторона туловища. По разговору было понятно, что врач знает А.Н. лично, так как спрашивал у него про его маму. Осмотр продолжался около 5-10 минут. Сибиченков А.В. направил А.Н. на рентген, затем посмотрел снимок и выписал А.Н. справку, сказав, что у него ушиб. Если будет нужен больничный лист, то в понедельник А.Н. должен обратиться в поликлинику к травматологу. Про то, предлагал ли врач Сибиченков А.В. А.Н. госпитализацию, он не слышал. В квартиру А.Н. поднимался с трудом, останавливаясь отдыхать. Очень тяжело дышал. Дома у А.Н. Р.А. сказал его жене, что А.Н. получил травму на работе и отдал справку из больницы. О смерти А.Н. узнал от работников прокуратуры.

Свидетель В.В. показал, что работал вместе со А.Н.. 10 ноября 2007 года он находился у себя в кабинете. К нему зашел Р.А. и сказал, что А.Н. ударило деталью, когда он работал на токарном станке. В.В. и Р.А. повезли А.Н. в ЦРБ. С момента получения травмы до прибытия в больницу прошло около 20-40 минут. А.Н. сказал, что в больнице будет говорить, что упал с лестницы. В приемном отделении были врач (как установлено — Сибиченков А.В.) и медсестра. Врач осматривал А.Н. около 15-20 минут. После осмотра А.Н. направили на рентген. После рентгена врач выписал А.Н. справку и сказал, что с таким здоровым мужиком ничего не будет. Сообщил, чтобы А.Н. пришел за «больничным» в понедельник. Госпитализацию Сибиченков А.В. А.Н. не предлагал. После осмотра А.Н. на такси отвезли домой. В квартиру А.Н. поднимался, останавливаясь отдыхать. Тяжело дышал. О его смерти В.В. стало известно от его гражданской жены.

Свидетель В.Г. показала, что 10 ноября 2007 года, А.Н. домой около 23.00, привел его друг Рома (как установлено — Р.А.), фамилию которого она не помнит. А.Н. сказал, что на заводе от станка отлетела болванка и попала в него. Также рассказал, что был в больнице — все нормально. Отдал ей справку врача, в справке было написано — ушиб. О способе получения травмы в справке не говорилось. На прием ему надо было после выходных в понедельник. О подробностях беседы с врачом А.Н. не говорил. Был очень слаб, не мог наклониться. В.Г. помогала ему раздеться. Внешне он был невероятно бледен и с трудом двигался. Она решила его не тревожить, так как он сказал, что ему надо отлежаться. В.Г. осмотрела его рану на левой половине груди. Рана не была обработана. Она промыла ее перекисью водорода. Сообщила матери А.Н. — Н.В. о происшедшем, так как ей было тревожно за его самочувствие. Н.В. приехала около 24.00. Осмотрела сына, измерила ему давление. Потом А.Н. стало хуже, и они вызвали «скорую помощь». Приехавшему фельдшеру — Е.М., пояснили, что отлетела болванка и ударила в грудь, а также, что А.Н. был в больнице. Передали фельдшеру справку. Фельдшер никакой помощи А.Н. не оказала. Госпитализировать А.Н. она не предложила. Через некоторое время А.Н. стало еще хуже. Вновь вызвала скорую помощь. Приехали врач (как установлено — А.Г.) и фельдшер (как установлено — Н.С.). Они стали оказывать первую медицинскую помощь, но врач сразу сказал, что А.Н. умирает. Его срочно повезли в больницу, и по дороге в больницу А.Н. скончался. В больнице Н.В. увидев Сибиченкова А.В., сказала ему: «Что ты сделал с моим сыном?» Он ответил: «Почему я? Может это Вы его с лестницы столкнули». После случившегося Н.В. забрала из больницы рентгеновский снимок А.Н.. На снимке был видны переломы ребер.

Свидетель Е.М., показала, что около 3.00 ночи 11.11.2007 года она приехала по вызову по адресу: г. …, ул. …, д. ХХХ, кв.ХХХ. Ее у подъезда встретила молодая женщина. Когда вызывали скорую помощь, сказали, что у мужчины-А.Н. боли в сердце. Е.М. осмотрела больного, измерила ему давление. Заметила ссадину размером 2,5 на 3 см. на левой половине груди. Больной ей сказал, что ушибся, что его осматривал травматолог. Ей показали справку травматолога. Е.М. спросила, делали ли они снимки, ей сказали, что снимки делали. При осмотре, у больного ощущалась болезненность в области ссадины, боль была в шестом межреберье. Давление было 105/70. Мать больного сказала, что до ее приезда у него было высокое давление, и она дала ему таблетки, понижающие давление. О причинах ссадины родственники ей ничего не сказали. Госпитализацию она не предложила, так как больной заверил, что с ним все в порядке. Она сделала ему инъекцию анальгина с димедролом. Состояние его не изменилось, оно было удовлетворительное. А.Н. был транспортабелен. Давление не было критическим. А.Н. сказал только, что ушибся. Е.М. поставила диагноз- ушиб грудной клетки слева. В справке было написано то же самое.

Свидетель А.Г. показал, что работает в качестве врача «скорой помощи». Рано утром, точное число он не помнил, поступил звонок о вызове «скорой помощи» к больному А.Н.. Он с фельдшером Н.С. выехал по вызову. Когда они приехали к А.Н., он был в постели, бледным. Слева на грудной клетке он А.Г.) обнаружил кровоподтеки и ссадину размером с пятак. Капельницу наладить не удалось, так как вены больного спались. Ему ввели преднизолон, давление не поднималось. Было понятно, что у больного внутреннее кровотечение. Для уточнения диагноза у больного надо было взять кровь на анализ. При пальпации у больного определялось наличие крови в брюшной полости. Было принято решение госпитализировать А.Н.. По пути следования в ЦРБ наступила смерть больного от большой кровопотери.

Свидетель Ю.С. показала, что работает медсестрой хирургического отделения. 10.11.2007 года, вечером, она была на дежурстве по графику. В это время поступил пациент (как установлено в суде — А.Н.). Он пришел сам, в сопровождении двоих мужчин. Ю.С. находилась в смотровой комнате. Врач Сибиченков А.В. стал осматривать больного. В смотровой комнате были она и фельдшер М.А.. Осмотр проводился в присутствии Ю.С., ей показалось, что врач Сибиченков А.В. и больной были знакомы, так как пожали друг другу руки. Врач спросил» «Что случилось?» Больной ответил, что упал на бордюр. Сибиченков А.В. пропальпировал его, осмотрел ребра, осмотра живота не проводил. Больной пожаловался на боль в грудной клетке в области ребер слева. Иных жалоб от него не поступало. Анализы у больного не брались, и давление не измерялось. Он был направлен на рентген. Осмотр вместе с рентгеном по времени составил около 15-20 минут. После рентгена врач сказал, что перелома ребер нет, но надо полежать, понаблюдаться. Она поняла, что он предложил больному госпитализироваться. А.Н. отказался. Отказ от госпитализации не оформлялся, так как беседа носила неофициальный характер. А.Н. сказал, что если что, он еще придет. Документация не оформлялась. Фельдшер М.А. сделала запись в журнал амбулаторных больных.

Свидетель М.А. показала, что 10.11.2007 г. находилась на дежурстве в приемном отделении … ЦРБ вместе с Сибиченковым А.В.. Дежуривший хирург в это время находился на операции. В приемное отделение обратился молодой человек тучного телосложения (как установлено — А.Н.). Выглядел вполне здоровым. У него были розовые щеки, в отделение зашел сам. С ним было еще двое мужчин. Сказал, что упал и ударился о бордюр, и спросил : и «Кто дежурит?» М.А. пояснила, что дежурит Сибиченков А.В.. Когда пришел Сибиченков А.В., они стали разговаривать. Больной сам разделся и Сибиченков А.В. стал его осматривать путем прощупывания, сдавливания грудной клетки. Затем прослушал, пропальпировал живот, измерил артериальное давление. На боли в животе А.Н. не жаловался. Осмотр длился около 15 минут в кабинете, в котором находились она и Ю.С., помогавшая по работе. После осмотра врача, сделали рентген. Сибиченков А.В. посмотрел снимок и сказал, что у А.Н. ушиб грудной клетки, приравненный к перелому, и что работать он не сможет и лучше госпитализироваться. А.Н. от госпитализации отказался. Результаты обследования М.А. занесла в журнал под диктовку врача. Указала, что у больного ушиб грудной клетки слева, данные рентгенограммы и рекомендации. Иных записей в журнал М.А. не вносила. Запись об отказе от госпитализации делается врачом. По амбулаторным больным такие записи не делаются. Сибиченков А.В. еще два раза предлагал А.Н. госпитализацию, но тот все время отказывался. Сказал, что если будет хуже, то обратиться за помощью. Тогда врач предложил ему укол анальгина с димедролом, но А.Н. опять отказался.

Представитель гражданского ответчика ОГБУЗ … ЦРБ Ануфриев Г.Г. показал, что дежурство врачей в … ЦРБ регламентируется графиком дежурств, который составляется заведующими отделениями, подписывается начальником медицинской части и утверждается главным врачом больницы. Приказов о дежурстве врачей в учреждении не издается. Он помнит, что 10.11.2007 г., когда обращался за медицинской помощью А.Н., дежурил врач-травматолог Сибиченков А.В. Ему, Ануфриеву Г.Г., также известно, что через 5-6 часов, после обращения А.Н. за медицинской помощью к Сибиченкову А.В., А.Н. скончался. По данному факту была проведена служебная проверка, по результатам которой Сибиченкову А.В. был объявлен выговор. В … ЦРБ имеются условия для проведения операции по удалению селезенки, и такие операции успешно проводятся. Если бы было установлено, что А.Н. показана операция по удалению селезенки, то она могла бы быть проведена в условиях … ЦРБ. Так же, по необходимости, можно было вызвать лаборантов для взятия анализов. Со слов врача Сибиченкова А.В, Ануфриеву Г.Г. известно, что госпитализация А.Н. предлагалась, но он отказался. Запись об отказе от госпитализации в соответствующем журнале отсутствует. Письменный отказ от госпитализации в ЦРБ ничем не регламентирован. Никто не вправе госпитализировать больного человека после достижения 15-летнего возраста без его согласия. Вопрос о госпитализации решает сам больной с учетом диагноза. Ануфриев Г.Г охарактеризовал Сибиченкова А.В. как хорошего специалиста. Замечаний по работе не имеет. С обязанностями справляется, постоянно повышает квалификацию, имеет высшую квалификационную категорию. В 1985 года он прошел интернатуру, в 1986 году ему была присвоена квалификация хирурга, он прошел специализацию по травматологии. С гражданским иском согласился в разумных пределах и в рамках законодательства.

Кроме показаний свидетелей и потерпевшей, вина подсудимого Сибиченкова А.В. в совершении инкриминируемого ему преступления объективно подтверждается совокупностью письменных доказательств, исследованных в судебном заседании:

— рапортом об обнаружении признаков состава преступления от 11.11.2007 г., в котором следователь … МРСО СУ СК при Прокуратуре РФ С.В. указывает, что в … МРСО поступило сообщение о том, что в машине скорой помощи по дороге в … ЦРБ скончался А.Н., ** ** ** г.р.

-рапортом об обнаружении признаков состава преступления от 10.02.2010 г., в котором старший следователь … МРСО СУ СК при Прокуратуре РФ А.А., указывает, что в ходе проверки по материалу по факту смерти А.Н.. установлено, что в действиях медицинского работника … ЦРБ Сибиченкова А.В. оказывавшего медицинскую помощь А.Н., усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ч. 2. ст. 124 УК РФ.

— протоколом осмотра трупа, согласно которого в … межрайонном отделении БСМЭ следователем с участием специалиста осмотрен труп А.Н. В ходе осмотра обнаружены телесные повреждения: ….

— заявлением Н.В. о проведении проверки по факту неоказания своевременной медицинской помощи ее сыну — А.Н., которая явилась причиной его смерти.

— светокопией медицинской справки № ХХХ от 10.11.2007 г., согласно которой А.Н., ** ** ** г.р., обращался в хирургическое отделение … ЦРБ 10.11.2007 г. по поводу ушиба левой половины грудной клетки. В справке указано, что произведен осмотр, выполнена рентгенограмма, даны рекомендации. Рекомендовано амбулаторное лечение. Справка подписана врачом Сибиченковым А.В.

— светокопией справки о смерти № ХХХ от 12.11.2007 г., согласно которой А.Н., ** ** ** г.р., умер 11.11.2007 г. Причина смерти — массивная кровопотеря, разрыв селезенки, тупая травма живота.

— справкой … ЦРБ с приложением светокопий журнала вызова скорой помощи, в которой сообщается, что к А.Н. дважды выезжала бригада скорой помощи. Первый вызов поступил в 02 час. 37 мин. — выезжала бригада в составе фельдшера Е.М.. Второй вызов поступил в 04 час. 23 мин. — выезжала бригада в составе врача А.Г. и фельдшера Н.М.

— письмом … ЦРБ, согласно которого А.Н., ** ** ** г.р., на стационарном лечении по поводу травмы в … ЦРБ не находился.

— светокопией сертификата РМА № ХХХ Сибиченкова А.В., согласно которого Сибиченков А.В. сдал квалификационный экзамен по травматологии и ортопедии и ему присвоена специальность травматолог — ортопед.

— выпиской из приказа № ХХХ от ** ** **, согласно которому Сибиченков А.В. принят в … ЦРБ, в травматологическое отделение на должность врача травматолога — ортопеда с ** ** ** г.

— приказом главного врача … ЦРБ от 12.12.2007 г., согласно которому за недооценку тяжести состояния больного А.Н., за непринятие мер к госпитализации, отсутствие лечения в должном объеме врачу травматологу Сибиченкову А.В. объявлен выговор.

-светокопиями листов журнала учета амбулаторных больных … ЦРБ, согласно которым А.Н., 10.11.2007 г. в 22 час. 30 мин. обращался за медицинской помощью в … ЦРБ, и ему поставлен диагноз «ушиб левой половины грудной клетки» .

-светокопиями листов «Журнала отказов от госпитализации», 16 и 17 листы. На данных листах имеются записи о больных, отказавшихся от госпитализации. При изучение записей установлено, что в книге отсутствует запись об отказе от госпитализации А.Н. 10.11.2007 г. Последняя запись отказа от госпитализации на 16 листе данной книги датирована 26.10.2007 г., а первая запись на 17 листе данной книги датирована 14.12.2007 г.

-графиком дежурства врачей … ЦРБ на ноябрь 2007 года, из которого следует, что 10.11.2007 года дежурил врач Сибиченков А.В.

-должностной инструкцией врача травматолога — ортопеда травматологического отделения … ЦРБ, согласно которой врач обеспечивает надлежащий уровень обследования и лечения больных, в соответствии с современными достижениями медицинской науки и техники. В случае необходимости организует консилиум врачей — специалистов по согласованию с заведующим отделением и реализует рекомендации консультантов. Несет ответственность за невыполнение обязанностей, предусмотренных инструкцией, за бездействие и непринятие решений, входящих в сферу его компенсации.

— протоколом заседания медицинского совета … ЦРБ № ХХХ от 11.12.2007 г.. согласно которому, медицинский совет рекомендовал главному врачу … ЦРБ решить вопрос об административном наказании врача-травматолога Сибиченкова А.В. за недооценку тяжести состояния больного А.Н., непринятие мер по госпитализации и проведения лечения не в должном объеме.

-актом комиссионного судебно — медицинского исследования № ХХХ от 25.06.2008 г., согласно которому врач-травматолог Сибиченков А.В. не полно осмотрел А.Н. При осмотре А.Н. врачом Сибиченковым А.В. не был диагностирован перелом 6-7-8 ребер слева, разрыв селезенки и внутрибрюшное кровотечение, явившиеся основной причиной смерти. Вместе с тем, тщательное квалифицированное физикальное обследование А.Н. в комплексе с рентгенологическим исследованием уже на этапе первичного осмотра позволяло диагностировать перелом ребер. Для уточнения диагноза, оценки тяжести травмы и адекватного лечения А.Н. врач Сибиченков А.В. должен был его госпитализировать. Отказ А.Н. от госпитализации в амбулаторном журнале приемного отделения не зарегистрирован. Учитывая настойчивые жалобы пострадавшего на боли в левой половине груди, появившиеся после сильного удара металлическим предметом, необходимо было также исключить повреждение селезенки и внутреннее кровотечение, поскольку область удара соответствовала анатомо — топографическому расположению этого паренхиматозного, часто травмируемого, органа.Таким образом, при сочетанной травме груди и живота пострадавший, прежде всего, должен был быть госпитализирован с последующим углубленным клинико- лабораторным и инструментальным обследованием для уточнения патологии и принятия соответствующей хирургической тактики: продолжить консервативное лечение или применить хирургическое вмешательство в неотложном порядке. Это положение не было соблюдено дежурным врачом травматологом больницы Сибиченковым А.В.

— заключением специалиста № ХХХ от 26.11.2009 г. (комиссионное судебно-медицинское исследование), согласно которому врач-травматолог Сибиченков А.В. не в полном объеме провел объективное исследование А.Н., поступившего с жалобами на боли в левой половине грудной клетки. У А.Н. имелась тупая травма живота с разрывом селезенки, что является показанием для проведения хирургического вмешательства — лапаротамии и удаления селезенки. Необходимая медицинская помощь А.Н. оказана не была.

-заключением комиссии судебно — медицинских экспертов № ХХХ от 18.08.2010, согласно которому А.Н. обратился в больницу тогда, когда правильно проведенные диагностические и лечебные мероприятия позволяли исключить летальный исход имевшейся у него травмы, т.е. своевременно. Установленный врачом-травматологом МУЗ «… центральная районная больница» после обследования А.Н. диагноз: «Ушиб левой половины грудной клетки», — был правилен, но не полон. …. Неполная диагностика явилась следствием ненадлежащего исполнения врачом профессиональных обязанностей. Неполная диагностика не позволила сделать вывод о необходимости проведения комплекса мероприятий, направленных на восстановления кровопотери и удаления селезенки. Своевременное и правильное выполнение этого комплекса мероприятий позволяло исключить летальный исход травмы, имевшейся у А.Н.. Обследование А.Н. в условиях МУЗ «… центральная районная больница» врачом-травматологом было не полное. Для установления правильного диагноза врачу-травматологу следовало провести физикальное обследование А.Н. в полном объеме и обеспечить наблюдение за физическим состоянием пациента в течение нескольких часов, а так же провести клиническое исследование крови в динамике. При установлении правильного диагноза А.Н. нуждался в проведении кровезамещающей терапии и операции удаления селезенки. Требовавшаяся (необходимая) А.Н. медицинская помощь не была оказана врачом травматологом МУЗ «… ЦРБ». Между ненадлежащим исполнением врачом травматологом МУЗ «… ЦРБ» и смертью А.Н. имеется причинно-следственная связь. Допущенная врачом травматологом ошибка, при проведение обследования А.Н., после обращения его за медицинской помощью, является следствием нарушения медицинских норм. Врач — травматолог … ЦРБ, при обследовании А.Н., должен был предвидеть вероятность повреждения селезенки в результате полученной травмы и мог диагностировать внутрибрюшинное кровотечение при надлежащем исполнении профессиональных обязанностей.

— заключением эксперта № ХХХ от 11.11.2007, согласно которому причиной смерти А.Н. явилась тупая травма живота, сопровождавшаяся разрывом селезенки, что обусловило внутреннее кровотечение и массивную кровопотерю. На трупе А.Н. обнаружены телесные повреждения: переломы 6-8 ребер по передней подмышечной линии левой половины грудной клетки прямого характера, перелом между хрящевой и костной частью 8-го ребра, кровоизлияния под пристеночную плевру и мягкие ткани грудной клетки в местах переломов ребер, кровоизлияние в левый купол диафрагмы, звездчатый разрыв висцеральной и диафрагмальной поверхности селезенки, кровоподтек левой боковой поверхности грудной клетки и живота, две ссадины левой боковой поверхности грудной клетки, которые образовались одновременно в результате ударного локального воздействия твердого тупого предмета с ограниченной поверхностью соударения в область левой боковой поверхности грудной клетки и живота незадолго до момента наступления смерти. Данные телесные повреждения по признаку опасности для жизни в совокупности квалифицируются как тяжкий вред здоровью.

-заключением судебно-медицинского эксперта № ХХХ от 19.11.2010 г. (экспертиза трупа А.Н.), согласно которому при судебно — медицинском исследовании трупа А.Н. обнаружены телесные повреждения: …. Данные повреждения являются прижизненными, так как сопровождались кровотечением и кровоизлияниями, образовались незадолго до смерти в результате ударного воздействия твердого тупого предмета в область левой боковой поверхности грудной клетки и живота.Причиной смерти А.Н. явилась тупая травма груди и живота, сопровождающаяся переломами ребер, разрывом селезенки, что обусловило внутреннее кровотечение и массивную кровопотерю.

Доводы Сибиченкова А.В. о том, что на момент обследования больного А.Н., он сделал все правильно, полностью провел необходимое обследование, что он не диагностировал разрыв селезенки и внутрибрюшное кровотечение, так как не мог этого сделать, потому что не было характерных медицинских признаков разрыва селезенки и внутрибрюшного кровотечения (болезненность живота при пальпации и, в частности, синдрома «Ваньки — встаньки»), считает, что вероятнее всего был сложный двух моментный разрыв селезенки, когда разрываются капсула и паренхима селезенки, разрыв прикрывался сгустком крови, в дальнейшем при любом движении сгусток крови отходит и возникает кровотечение в брюшную полость, что может происходить через продолжительный промежуток времени, А.Н. не сообщил ему истинные обстоятельства получения травмы, при осмотре он был не в состоянии его диагностировать, а также то, что на рентгеновском снимке не просматривается перелома ребер у больного, кроме того, для установления диагноза в полном объеме он неоднократно предлагал А.Н. госпитализацию, однако, больной от госпитализации отказался, суд находит не состоятельными и надуманными, не подтверждающимися совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств и считает способом своей защиты и желанием избежать ответственности за совершенное преступление.

Факт отказа от госпитализации больного А.Н. и в связи с этим, не оказание помощи больному не нашел своего подтверждения в судебном заседании. Выставленный диагноз «ушиб левой половины грудной клетки», не требует оказания медицинской помощи больному в условиях стационара, поскольку не подразумевает необходимости круглосуточного наблюдения за пострадавшим либо выполнение таких лечебно — диагностических мероприятий, которые невозможно или затруднительно реализовать в амбулаторных условиях. Таким образом, у врача Сибиченкова А.В. отсутствовали основания для того, чтобы предлагать А.Н. госпитализацию. Это подтверждается и справкой выданной А.Н., в которой выставленный диагноз А.Н. не поставлен под сомнение. И, кроме того, отказ от госпитализации, сам по себе не является основанием для не оказания соответствующей медицинской помощи больному, поскольку подсудимым Сибиченковым А.В. при осмотре больного А.Н. выставлен не полный диагноз, (ушиб грудной клетки), в связи с чем при сообщении больному данного диагноза, последний не имел возможности оценить характер имевшихся у него повреждений, их воздействия на организм и возможный исход их при неблагоприятном стечение обстоятельств.

Кроме того, свидетели В.В. и Р.А., подробно описавшие обстоятельства доставления А.Н. в больницу и его осмотра врачом, так же подтвердили тот факт, что Сибиченковым А.В. госпитализация А.Н. не предлагалась

К показаниям свидетеля Ю.С. в части того, что Сибиченков А.В., будучи знакомым со А.Н., в ходе разговора, который носил неофициальный характер, советовал последнему полежать, понаблюдаться, и данное предложение она сочла за предложение госпитализироваться, а также показания свидетеля М.А. о предложении А.Н., дважды госпитализироваться, суд относится критически, не соответствующим обстоятельствам дела. Суд исходит из того, что свидетели Ю.С. и М.А. длительное время работают в МУЗ «… ЦРБ». Находясь на работе, подчиняются непосредственно дежурному врачу. Понимают тяжесть содеянного и меру ответственности и заинтересованы в исходе дела. Показания дали из ложно понятого чувства корпоративной этики. Их показания опровергаются материалами уголовного дела, а также показаниями свидетелей Р.А. и В.В.

Утверждение Сибиченкова А.В., что факт не сообщения истинных обстоятельств получения травмы сформировал у него неверное представление о возможном объеме повреждения, не является основанием надлежащего исполнения своих обязанностей, как врача, Сибиченковым А.В., поскольку любой врач стационара (в том числе и врач травматолог МУЗ «… ЦРБ») обязан провести физикальное обследование пациента в полном объеме (осмотр, ощупывание, выслушивание, выстукивание, оценку характеристики пульса и дыхания), а также измерение величин артериального давления, что не было сделано врачом Сибиченковым А.В. в полном объеме, и в связи с чем, не был установлен правильный и полный диагноз, безусловно имевшиеся признаки переломов ребер и закрытой травмы левой боковой стенки живота.

Установление факта наличия закрытой травмы левой половины груди и живота (торакоабдоминальной травмы) с переломами ребер и признаками ушиба левой боковой стенки живота требовало от дежурного травматолога динамического наблюдения за пациентом, поскольку в проекции места приложения травмирующей силы располагается селезенка, разрыв которой клинически может не проявляться вскоре после возникновения.

Также суд считает несостоятельным довод подсудимого Сибиченкова А.В. и стороны защиты, о том, что имел место ложный двух моментный разрыв селезенки, когда разрываются капсула и паренхима селезенки. Разрыв прикрывался сгустком крови. В дальнейшем при любом движении сгусток крови отходит и возникает кровотечение в брюшную полость. Это может происходить через продолжительный промежуток времени, в связи с чем, указанное повреждение при осмотре больного установить не представилось возможным.

Данный довод подсудимого и стороны защиты опровергается заключением судебно-медицинской экспертизы за № ХХХ от 18.08.2010, проведенной комиссией судебно-медицинских экспертов ФГОУПО «Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова» МО РФ г. …, в которой указано, что «отсутствие описания отслоения капсулы селезенки в области разрыва является основанием для вывода, что имел место одномоментный разрыв данного внутреннего органа. Это также подтверждается и заключением комиссии специалистов (комиссионное судебно-медицинское исследование № ХХХ) Российского центра судебно-медицинской экспертизы. Заключением экспертов и специалистов, также сделан вывод о ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей дежурным врачом — травматологом — ортопедом МУЗ … ЦРБ Сибиченковым А.В.

Выводы экспертов-медиков и специалистов-медиков (комиссионное судебно-медицинское исследование) идентичны, и не противоречат материалам дела и совокупности исследованных доказательств. Суд признает их достоверным доказательством. Поскольку заключения даны экспертами, компетентными в области проводимых ими исследований, на основании постановлений следователя, с соблюдением требований установленных УПК РФ, выводы экспертиз и исследования мотивированы, научно обоснован и не вызывает сомнений в достоверности.

Таким образом, анализируя исследованные по делу доказательства, как каждое в отдельности, так и в своей совокупности, суд приходит к выводу о том, что вина подсудимого Сибиченкова А.В. в совершении указанного преступления установлена и доказана.

Суд квалифицирует действия Сибиченкова А.В. по ч. 2 ст. 124 УК РФ — неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом, что повлекло по неосторожности смерть больного.

По делу установлено, что 10.11.2007 года, около 22 часов 30 минут, А.Н. своевременно обратился за медицинской помощью в приёмное отделение МУЗ … ЦРБ, к дежурному врачу — травматологу-ортопеду Сибиченкову А.В. с телесными повреждениями в виде …. Врач — травматолог Сибиченков А.В., находясь при исполнении должностных обязанностей, не полно установил А.Н. диагноз в виде закрытой торакоабомиальной травмы (травмы груди и живота) наряду с переломами ребер, ушибом левой боковой поверхности живота и разрывом селезенки и без уважительных причин не оказал помощь больному А.Н., будучи обязанным ее оказывать в соответствии с законом, не госпитализировал последнего в МУЗ … ЦРБ, для проведения соответствующего лечения, а отпустил домой, выдав ему на руки справку с диагнозом «ушиб грудной клетки». 11.11.2007 г., около 05 часов в пути следования из дома в больницу в машине «скорой помощи» А.Н. скончался от тупой травмы груди и живота, сопровождающейся переломами ребер и разрывом селезенки, что обусловило внутреннее кровотечение и массивную кровопотерю. Не оказанием врачом Сибиченковым А.В., без уважительных причин, необходимой медицинской помощи А.Н. находится в причинно — следственной связи с наступившими последствиями в виде смерти А.Н.

Субъектом данного преступления является медицинский работник, Сибиченков А.В., обязанный в соответствии с действующим законодательством ч. 1 ст. 41 Конституции РФ, ст. ст. 38 и 39 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан», должностной инструкцией врача приёмного отделения, врача-травматолога МУЗ «… ЦРБ» оказать медицинскую помощь больному А.Н..

Объективная сторона преступления, состоит в бездеятельности — в неоказании помощи больному А.Н. без уважительных причин, которая впоследствии привела к смерти больного.

Таким образом, суд приходит к выводу, что неоказание помощи больному А.Н. без уважительных причин врачом Сибиченковым А.В., было обусловлено недобросовестным отношением подсудимого к своим профессиональным обязанностям. Суд находит доказанным наличие по делу обязательного признака состава преступления, предусмотренного ст. 124 УК РФ, в виде причинно-следственной связи между бездействием подсудимого Сибиченкова А.В. и смертью А.Н., что следует из заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы за № ХХХ от 18.08.2010.

По отношению к наступившим последствиям — смерти А.Н., преступление Сибиченковым А.В. совершено по неосторожности в форме небрежности. Так, Сибиченков А.В., не предложив госпитализацию А.Н. и не в полном объеме обследовав потерпевшего, не предвидел возможности причинения вреда его здоровью, смерти больного в результате неоказания помощи, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть наступление таких последствий.

Суд исключает из обвинения излишне вмененный органами предварительного расследования квалифицирующий признака неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии со специальным правилом, что повлекло по неосторожности смерть больного, как не нашедший своего подтверждения в суде.

Согласно ч.3 ст. 15 УК РФ, Сибиченков А.В. совершил преступление средней тяжести. Ранее не судим. На учете в наркологическом и психиатрическом отделении МУЗ «… ЦРБ» не состоит.

По месту жительства начальником ОУУМ ОВД по … району характеризуется положительно. «Заявлений и жалоб на него не поступало. Спиртными напитками не злоупотребляет» . По месту работы характеризуется также положительно. «Работает в … центральной районной больнице с … года в травматологическом отделении на должности врача — травматолога. За время работы показал себя грамотным специалистом с хорошей теоретической и практической подготовкой. Проявил себя чутким и внимательным по отношению к больным, пользуется авторитетом у сотрудников отделения и среди пациентов. Принимает активное участие в общественной жизни больницы, дисциплинирован, требователен к себе и коллегам, по работе. Постоянно повышает свой образовательный уровень путем участия в работе конференций хирургического общества, самостоятельного изучения литературы. Имеет высшую квалификационную категорию» .

При назначение наказания подсудимому Сибиченкову А.В. к смягчающим наказание обстоятельствам суд относит то, что Сибиченков А.В. по месту работы и жительства зарекомендовал себя только с положительной стороны.

Отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, в отношении подсудимого судом не установлено.

Поведение Сибиченкова А.В. в судебном заседании сомнений в его психической полноценности не вызвало, суд признает подсудимого в отношении содеянного вменяемым.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

Сибиченков А.В. совершил преступление, относящиеся к категории средней тяжести, вину не признал, в содеянном не раскаялся, каких либо мер к возмещению ущерба не принял, суд приходит к выводу о назначении наказания в виде лишения свободы, но с учетом обстоятельств уголовного дела и личности подсудимого, только положительных характеристик с места работы и места жительства, отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, учитывая мнение государственного обвинителя, суд считает, что Сибиченков А.В. не представляет общественной опасности и его исправление возможно без изоляции от общества, поэтому, в соответствии с ч.1 ст. 73 УК РФ, назначает наказание условно, с испытательным сроком, и для осуществления контроля за условно осужденным и повышения его ответственности за свое поведение, возлагает на Сибиченкова А.В. исполнение определенных обязанностей, предусмотренных ч. 5 ст.73 УК РФ. Данное наказание будет отвечать целям восстановления социальной справедливости, а также целям исправления осужденного.

Сибиченков А.В. является врачом — травматологом, работающим в … ЦРБ с … года, имеющим высшую квалификационную категорию, его работа является источником дохода его семьи, положительно характеризуется, в связи с чем, суд не назначает ему дополнительное наказание в виде лишения права занимать врачебную должность и заниматься врачебной деятельностью.

Потерпевшей Н.В. заявлен гражданский иск о солидарном взыскании с Сибиченкова А.В. и ОГБУЗ «… ЦРБ» 310490 рублей в счет возмещения материального ущерба, в том числе 30370 руб. — поминальный обед на 40-ой день после смерти, 48820 руб. — поминальный обед на 1 год после смерти, 90000 рублей — памятник на могилу сына, 8000 руб. — стоимость работ по установке памятника, 48300 руб. — ограда на могилу, 3000 руб. — стоимость работ по установке ограды, 8500 руб. — гранитные вазы на могилу, 4500 руб. — два гранитных кубика (подставки) под вазы, 69000 руб.- оформление могилы керамической плиткой с учетом стоимости материала и работы. Так же просила взыскать 500000 рублей в счет возмещения морального вреда.

В судебном заседании подсудимый Сибиченков А.В. заявленный потерпевшей гражданский иск не признал, указав на то, что в совершении преступления не виновен, и его не совершал, тем самым не имеется оснований для удовлетворения гражданского иска потерпевшей.

Представитель гражданского ответчика — главный врач ОГБУЗ «… ЦРБ» Ануфриев Г.Г. просил снизить возмещение материального ущерба в соответствии с п. 4.6 Порядка захоронения и эксгумации останков, утвержденного постановлением Главы муниципального образования «… городское поселение» от ** ** ** г. № ХХХ. Так же считает завышенной сумму морального вреда. Средств у больницы для удовлетворения морального вреда и материального ущерба потерпевшей нет. Просит компенсировать материальный и моральный вред исходя из имущественного положения больницы.

В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности гражданина подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии со ст. 1094 ГК РФ лица, ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему расходы.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 12.01.1996 N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» (Далее Закона) — погребение как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями. Погребение может осуществляться путем предания тела (останков) умершего земле (захоронение в могилу), в порядке, определенном нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Поминальный обед на 40-й день и 1 год после смерти не относится к обрядовым действиям по захоронению тела, поэтому расходы на поминальный обед на 40-й день и 1 год в размере 79190 рублей не подлежат возмещению за счет виновного лица.

В соответствии с ч. 5 ст. 16 Закона размер бесплатно предоставляемого участка земли на территории кладбищ для погребения умершего устанавливается органом местного самоуправления. В соответствии п. 4.6 «Правил эксплуатации и содержания муниципальных кладбищ на территории … городского поселения … района Смоленской области», утвержденных постановлением Главы муниципального образования «… городское поселение» от ** ** ** г. № ХХХ. «Об утверждении правил эксплуатации и содержания муниципальных кладбищ на территории … городского поселения … района Смоленской области», для одиночного захоронения предоставляется земельный участок размером 5 кв.м. (2.0 х 2.5 метра). Из чего следует, что оформление могилы площадью 5 кв.м керамической плиткой с учетом стоимости материалов и работы из расчета стоимости 1 кв.м 2300 руб. составляет 11 500 рублей. Изготовление и установка ограды (из расчета на одного человека) составляет 18900 рублей (периметр могилы площадью 5 кв.м. составляет 9 метров, из расчета цены за один метр ограды 2100 рублей).

Таким образом, суд удовлетворяет в возмещение материального ущерба иск в размере 141400 рублей, в остальной части в возмещении материального ущерба отказывает за необоснованностью. Расходы истца подтверждены документально, достоверность представленных документов сомнений у суда не вызвала. Ответчиками данные платежные документы не оспариваются, как и не оспаривается факт оплаты истицей данных услуг.

Здоровье человека в силу ст. 150 ГК РФ относится к нематериальным благам, охраняемым в соответствии с действующим законодательством.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, при причинении гражданину морального вреда (физических или нравственных страданий) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд возлагает на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. В соответствии со ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определение размера компенсации вреда учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В ходе рассмотрения заявленных исковых требований потерпевшей судом установлено, что смертью сына потерпевшей причинены физические и нравственные страдания, выразившееся в тяжёлых переживаниях, связанных с утратой единственного ребёнка, фактической потерей кормильца. Потеря взрослого сына лишила истицу на получение от него физической и материальной помощи, а также моральной поддержки в старости. Через незначительный промежуток времени после смерти сына Н.В. находилась на стационарном лечении в … ЦРБ по болезни, вызванной невратическим синдромом.

Определяя размер, подлежащий взысканию в счет компенсации морального вреда, учитывая требования разумности и справедливости, индивидуальные особенности потерпевшей (ее возраст, наличие инвалидности), суд частично удовлетворяет исковые требования потерпевшей о возмещении морального вреда, и определяет необходимым компенсировать его в размере 100000 рублей. В остальной части исковых требований о возмещении морального вреда суд отказывает за необоснованностью.

Разрешая иск потерпевшей, суд принимает во внимание, что смерть А.Н. находится в прямой причинной связи с бездействием врача Сибиченкова А.В., состоящего в трудовых отношениях с ОГБУЗ «… ЦРБ».

На основании ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта). При решении вопроса о возложении ответственности за причинённый вред суд исходит из общих оснований, установленных ст. 1064 ГК РФ и ст. 1068 ГК РФ.

Анализ вышеизложенных норм права свидетельствует о возможности компенсации причинённого материального и морального вреда лечебным учреждением, с которым Сибиченков А.В. состоял в трудовых отношениях.

В этой связи материальный ущерб в общем размере 141400 рублей, и моральный вред в сумме 100000 рублей подлежат взысканию с ОГБУЗ «… ЦРБ».

При чем, в соответствии с п.1 ст.1081 ГК РФ, лицо возместившее вред, причиненный другим лицом( в частности работником при исполнении должностных обязанностей) имеет право обратного требования(регресса) к этому лицу.

Вещественные доказательства по делу: две карты вызова скорой помощи, рентгеновский снимок А.Н., копии титульного листа и 16, 17 листов журнала отказов от госпитализации МУЗ «… ЦРБ» — хранить при материалах уголовного дела.

Руководствуясь ст. ст. 304, 307 -309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

СИБИЧЕНКОВА А.В. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 124 УК РФ и назначить ему наказание в виде 2-х (двух) лет лишения свободы, без лишения права занимать врачебную должность и заниматься врачебной деятельностью.

В соответствии с ч.1 ст. 73 УК РФ, назначенное Сибиченкову А.В. наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 2 (два) года.

В соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ возложить на Сибиченкова А.В. обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного.

Меру пресечения Сибиченкову А.В. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменить по вступлении приговора в законную силу.

Взыскать с ОГБУЗ «… ЦРБ» в пользу Н.В. в счёт возмещения материального ущерба 141 400 (сто сорок одну тысячу четыреста) рублей, в счет возмещения морального вреда 100000 (сто тысяч) рублей.

Вещественные доказательства по делу: две карты вызова скорой помощи, рентгеновский снимок А.Н., копии титульного листа и 16, 17 листов журнала отказов от госпитализации МУЗ «… ЦРБ», хранящиеся в материалах дела — хранить при материалах уголовного дела.

Приговор может быть обжалован либо принесено кассационное представление в Смоленский областной суд через Вяземский районный суд в течение 10 суток со дня его провозглашения.

Осужденному разъяснено право поручать, осуществление своей защиты, избранному им защитнику, либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника.

В случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток, суд вправе предложить пригласить другого защитника, а в случае отказа — принять меры по назначению защитника по своему усмотрению.

Федеральный судья А.В. Ерофеев

26.08.2011 Приговор вступил в законную силу