Законодательство РФ


Приговор ч. 4 ст. 111 УК РФ, ч. 2 ст. 162 УК РФ, п.п. «а, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ

Дело № – 46/14

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

ч. 4 ст. 111 УК РФ, ч. 2 ст. 162 УК РФ, п.п. «а, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ

г. Новосибирск 23 июля 2014 года

Новосибирский областной суд в составе:

председательствующего: Сергеевой Е.А.,

при секретаре Михеевой Н.М.,

с участием:

государственного обвинителя, прокурора отдела государственных обвинителей прокуратуры Новосибирской области Хохрина В.В.,

обвиняемого: Белякова А.В.,

защитника: адвоката коллегии адвокатов Ленинского района г.Новосибирска Сабанцева С.М., представившего удостоверение №301 и ордер №20206 от 07.07.2014 года

потерпевших М.Г., М.Е.,

рассмотрев в судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

Белякова Алексея Викторовича, родившегося ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, <гражданство>, <образование>, <семейное положение>, <трудоустройство>, <место жительства>, <сведения о судимости>

<сведения о судимости>

<сведения о судимости>

<сведения о судимости>

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.111, ч.2 ст.162, п.п. «а,к» ч.2 ст.105 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Беляков умышленно причинил тяжкий вред здоровью Б., повлекший по неосторожности смерть потерпевшей, совершил разбойное нападение на М.А. с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия. Кроме этого, Беляков совершил убийство Н., а также с целью скрыть данное преступление, совершил убийство М.С., Х. и П.

Преступления совершены Беляковым в период с 12 сентября по 21 октября 2013 года в <адрес> при следующих обстоятельствах.

Эпизод №1

12 сентября 2013 года в период времени с 10-00 до 12-00 часов Беляков находился в квартире по адресу: <адрес>, совместно с У. и Б., где они распивали спиртное. В ходе распития спиртного между Беляковым и Б. возникла ссора, на почве которой у Белякова возник умысел на причинение Б. тяжкого вреда здоровью, реализуя который он умышленно нанес Б. не менее четырех ударов кулаками в голову, не менее одного удара кулаком в область груди, не менее пяти ударов руками в шею, не менее одного удара в область правой руки, не менее восьми ударов по ногам, после чего взял стоящий в комнате деревянный табурет, которым нанес Б. не менее одного удара в голову, причинив ей телесные повреждения в виде тупой травмы головы: кровоподтека в лобной области справа, кровоподтека на веках левого глаза, кровоподтека на верхнем веке правого глаза, кровоподтека в левой щечной области, множественных кровоизлияний под слизистой оболочкой красной каймы верхней и нижней губы, разрыва слизистой оболочки полости рта в щечной области слева, разрыва слизистой оболочки преддверия рта в области нижней губы слева, кровоизлияния под твердую мозговую оболочку в правых теменной и височной областях, а также в средней и задней черепных ямках, тотального кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку выпуклой и базальной поверхностей больших полушарий головного мозга и мозжечка, очага ушиба в веществе правого полушария головного мозга в области полюса затылочной доли, очага ушиба в веществе наружной стенки заднего рога левого бокового желудочка, оценивающиеся в совокупности как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, и от которых 12 сентября 2013 года наступила смерть Б. в <учреждение>.

Кроме этого, своими действиями Беляков причинил Б. тупую травму груди в виде кровоподтека на передней поверхности груди слева по окологрудинной линии на уровне 4 ребра, переломов 3-5, 7 ребер по левой среднеключичной линии, 3-5 ребер по правой среднеключичной линии, кровоизлияний в мягкие ткани в окружности переломов ребер, расценивающихся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, в прямой причинно-следственной связи со смертью не состоящих, а также причинил кровоподтек на левой передне-боковой поверхности шеи в верхней трети, кровоподтек на передней поверхности шеи в нижней трети, ссадину на тыльной поверхности основной фаланги 2-го пальца правой кисти, множественные (5) кровоподтеки в левой коленной области, множественные (3) кровоподтеки в правой коленной области, расценивающиеся как не причинившие вреда здоровью и не состоящие в прямой причинно-следственной связи со смертью.

Эпизод №2

10 октября 2013 года в период времени с 11 часов до 14 часов 35 минут, Беляков находился в квартире <адрес> вместе с проживавшим в данной квартире М.А., где они совместно употребляли спиртное. В ходе распития спиртных напитков Беляков увидел в комнате <имущество>, и у него возник умысел на разбойное нападение на М.А. с целью хищения принадлежащего ему имущества, реализуя который, Беляков, взял стоящий в коридоре квартиры газовый баллон и, применяя его в качестве предмета, используемого в качестве оружия, применяя насилие, опасное для жизни и здоровья, нанес М.А. данным газовым баллоном множественные удары в голову, а также по туловищу и рукам, причинив потерпевшему закрытую черепно-мозговую травму в виде сотрясения головного мозга, раны правой брови, ушибов мягких тканей лица и головы (массивного травматического отека мягких тканей правой половины лица, левой теменно-затылочной области) гематом в области век левого глаза и кровоизлияний под белочные оболочки глаз, ссадин на лице, расценивающуюся как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья, а также причинив кровоподтеки и ссадины на туловище и верхних конечностях, расценивающиеся как повреждения, не причинившие вреда здоровью.

От полученных ударов М.А. упал на пол и потерял сознание. После чего Беляков, продолжая реализовывать свой умысел, похитил находящееся в квартире имущество М.А.: <имущество>, причинив потерпевшему материальный ущерб на общую сумму <сумма>. С похищенным Беляков с места преступления скрылся, распорядившись им по собственному усмотрению.

Эпизод №3

В период с 21-00 часа 20 октября до 06 часов 16 минут 21 октября 2013 года Беляков находился в подвальном помещении дома <адрес> совместно с Н., М.С., Х., П. и У., с которыми распивал спиртные напитки. В ходе распития спиртного на почве возникшей неприязни к Н., между Беляковым и Н. возникла ссора, в ходе которой у Белякова из личной неприязни к Н. возник умысел на ее убийство, реализуя который Беляков умышлено схватил Н. рукой за шею и начал ее сдавливать, перекрыв, тем самым ее дыхательные пути, и удерживал так в течение некоторого времени, прекратив свои действия лишь после того, когда Н. перестала подавать признаки жизни, в а второй рукой нанес Н. не менее двух ударов в голову, причинив ей телесные повреждения в виде ссадины в нижней проекции тела нижней челюсти слева, ссадины на левой боковой поверхности шеи, очаговых кровоизлияний в мягкие ткани шеи справа и слева, оценивающиеся в совокупности как тяжкий вред здоровью и состоящие с прямой причинно-следственной связи со смертью. Смерь Н. наступила на месте происшествия от механической асфиксии, развившейся в результате сдавления органов шеи тупым твердым предметом.

После совершения убийства Н., у Белякова, находившегося в это же время в этом же месте, с целью сокрытия совершенного им убийства Н., возник умысел на убийство М.С., Х. и П., реализуя который Беляков подошел к М.С. и умышленно нанес ему кулаками не менее 17 ударов в голову, после чего взял отрезок металлической трубы и умышленно нанес им не менее шести ударов по ногам М.С., после чего приискал неустановленный предмет типа отвертки, которым нанес М.С. не менее четырех ударов в область левого и правого плеча, причинив потерпевшему М.С. телесные повреждения в виде множественных ссадин, кровоподтеков (2) и ран (8) на голове, кровоизлияний в мягкие ткани головы в правой теменной, левой лобной и височной областях (3), в левой лобной и теменной (1) областях, кровоизлияний (2) на слизистой верхней и нижней губы, травматической экстракции 1,2 зубов верхней челюсти слева и справа, раны на левом плече, ран (4) на правом плече и предплечье, раны на передневнутренней поверхности левой голени, многооскольчатого перелома левой большеберцовой кости с элементами винтообразности, полного поперечного перелома внутренней лодыжки левой большеберцовой кости, раны на передневнутренней поверхности правой голени (2), расценивающиеся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и состоящие в прямой причинно-следственной связи со смертью. Смерть М.С. наступила на месте происшествия от травматического шока, в результате вышеперечисленных телесных повреждений.

После убийства М.С., Беляков, продолжая реализовывать свой умысел, находясь в то же время и в том же месте, подошел к Х. и с целью причинения ему смерти, умышленно нанес ему не менее одного удара кулаком в голову, причинив ему кровоизлияние в слизистой верхней губы слева, не причинившее вреда здоровью, после чего схватил его руками за шею и стал ее сдавливать, перекрыв, тем самым, его дыхательные пути и удерживал так в течение некоторого времени, прекратив свои действия лишь только после того когда Х. перестал подавать признаки жизни, причинив Х. телесные повреждения в виде множественных (4) кровоподтеков на правой передне-боковой поверхности верхней и средней трети шеи, множественных (4) ссадин на фоне кровоподтеков, ссадин на левой передне-боковой поверхности верхней трети шеи, кровоизлияний в мягкие ткани передне-боковых поверхностей шеи в проекции ссадин и кровоподтеков, состоящие в прямой причинно-следственной связи со смертью, вызвавшие угрожающее для жизни состояние – механическую асфиксию и в совокупности оценивающиеся как тяжкий вред здоровью. Смерть Х.наступила на месте происшествия в результате механической асфиксии, развившейся от сдавления органов шеи тупыми твердыми предметами.

После убийства Х., Беляков, продолжая реализовывать свой умысел, находясь в том же месте и в то же время, подошел к П. и имеющимся у него отрезком металлической трубы умышленно нанес П. не менее пяти ударов в голову и не менее одного удара по рукам, затем, увидев лежащий на земле камень, взял его и нанес им П. не менее трех ударов в голову, причинив ему черепно-мозговую травму в виде кровоподтека на веках левого глаза, ушибленной раны области переносицы, ушибленной раны над левым надбровьем, двух ушибленных ран в левой теменно-височной области, шести фрагментарных и линейных переломов свода и основания черепа, кровоизлияний в мягкие ткани головы без клеточной реакции, субдуральной гематомы (5мл) в проекции продольного синуса, диффузного субарахноидального кровоизлияния в лобной, височной и затылочной долей левого полушария головного мозга, ограниченно-диффузных кровоизлияний обеих миндалин и червя мозжечка, очагов ушибов головного мозга в левом полушарии, в совокупности составляющих тупую травму головы, расценивающихся как тяжкий вред здоровью состоящих в прямой причинно-следственной связи со смертью, и от которых наступила смерть потерпевшего на месте происшествия.

Кроме этого Беляков причинил П. телесное повреждение в виде скальпированной раны ногтевой фаланги 3 пальца левой кисти, оценивающееся как повреждение, не причинившее вреда здоровью и в причинной связи со смертью не состоящее.

Реализовав свой умысел на убийство Н., М.С., Х. и П., Беляков покинул место преступления.

Подсудимый Беляков в судебном заседании виновным себя ч.4 ст.111 УК РФ признал полностью, по ч.2 ст.162 УК РФ и по п.п. «а,к» ч.2 ст.105 УК РФ вину признал частично, пояснив, что не похищал у М.А. <имущество>, М.С., Х. иП. убивал не с целью скрыть убийство Н., причину по которой лишил жизни указанных лиц назвать не смог, от дачи показаний отказался, воспользовавшись ст.51 Конституции РФ.

Оценив исследованные в судебном заседании доказательства, суд находит, что виновность подсудимого Белякова совершении данных преступлений установлена следующими доказательствами.

По эпизоду №1

Показаниями подсудимого Белякова, данными, в ходе предварительного следствия и подтвержденными в судебном заседании, согласно которым примерно 12 сентября 2013 года он вместе с У. и женщинами по имени Б. и С., собрав бутылки и сдав их, купили спирт и стали его распивать за магазином «<наименование>». С. уснула, он взял выпавшие из ее кармана ключи от ее квартиры, и они втроем пошли в квартиру С. В квартире они допили оставшийся у них спирт, после чего между ним и Б. произошел словесный конфликт, в ходе которого он ударил Б. ладонью по лицу. У. стала разнимать их, но он ее оттолкнул. Б. от удара по лицу упала на пол. Лежащей на полу Б. он нанес не менее пяти ударов руками по голове и лицу, после чего взял табуретку и нанес ею один удар по голове, табуретка от удара сломалась, Б. осталась лежать на полу. На голове у нее была кровь, но она была в сознании. Как он наносил удары по туловищу, он не помнит. Когда домой пришла С., она начала возмущаться увиденным, тогда они с У. ушли к магазину «<наименование>». Примерно спустя час в кустах за магазином «<наименование>» они обнаружили Б., которой было плохо. Он зашел в магазин и попросил вызвать «Скорую помощь», пояснив, что около магазина лежит женщина и умирает. Спустя примерно неделю они с У. пошли в <учреждение> к Б., но им сказали, что она умерла (т.3 л.д.76-82).

Из протокола проверки показаний на месте от 15 ноября 2014 года, следует, что Беляков указал на расположенную в <адрес>, пояснив, что именно в данной квартире он наносил Б. удары ладонью, кулаком, а также табуретом по голове, и, находясь в квартире, продемонстрировал на манекене, как он наносил данные удары, в каком положении при этом находилась потерпевшая, после чего Беляков показал место рядом с магазином «<наименование>», расположенным по адресу: <адрес>, где он и У., впоследствии, обнаружили Б., полностью подтвердив ранее данные показания (т.3 л.д.83-88).

Вышеприведенные показания подсудимого Белякова суд признает достоверными, поскольку они подтверждаются другими доказательствами, исследованными судом.

Так, из показаний свидетеля У., данных на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в порядке ст.281 УПК РФ, следует, что в сентябре 2013 года она с Беляковым и Б. находилась в гостях у знакомой по адресу: <адрес>, номер квартиры она не помнит. Б. сказала какую-то фразу в адрес Белякова, на что тот оскорбился и ударил ее ладонью по лицу. Она начала заступаться за Б., но Беляков оттолкнул ее и сказал, чтобы она не вмешивалась, от толчка она упала в кресло и в дальнейшем не видела, как Беляков наносил удары Б., но ей было слышно, что Б. плакала и просила Белякова не бить ее. Впоследствии, уходя из квартиры, она видела Б., у которой лицо было в крови. Через непродолжительное время после ухода из квартиры, находясь с Беляковым возле магазина «<наименование>», в кустах они увидели лежащую Б., изо рта у которой шла кровь и пена. Они с Беляковым вызвали «Скорую помощь» и Б. увезли в <учреждение> (т.2 л.д.121-124).

Из показаний свидетеля С., данных на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в порядке ст.281 УПК РФ следует, что в сентябре 2013 года она вместе со своими знакомыми – <место жительства>Беляковым, У. и Б. употребляла спиртные напитки за магазином «<наименование>», выпили они много, и она уснула, а Беляков, У. и Б., взяв выпавший из ее кармана ключ от ее квартиры, пошли к ней домой. Когда она тоже пришла в квартиру, то там находились Беляков, У. и Б. Она обратила внимание, что в квартире беспорядок, в комнате она увидела сидящую в углу Б., которая была в крови, карниз со шторой были оторваны и штора была в крови, Беляков ругался на Б., а та молчала. Она сразу поняла, что Беляков избил Б., как Беляков в пьяном виде всегда кидался драться. Когда она пришла домой, то Беляков, У. и Б. стали собираться и ушли. Впоследствии она узнала, что Б. умерла. Еще позднее к ней домой приезжали сотрудники полиции вместе с Беляковым и Беляков в ее квартире показывал и рассказывал о том, что именно он избил Б. (т.3 л.д.221-223).

Показаниями свидетеля О., данными на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании в порядке ст.281 УПК РФ, из которых следует, что примерно 12 сентября 2013 года он находился в районе <адрес>, и за магазином «<наименование>» встретил свою знакомую У., которая была со своим молодым человеком по имени Алексей (Беляковым), вместе они распивали спиртное. Отойдя в кусты, он увидел там лежащую на земле ранее незнакомую женщину, которая была вся избита, у нее была сильно разбита голова, лицо было опухшее, она стонала, изо рта у нее шла пена. Он сообщил об увиденном У. и Белякову. У. и Беляков подошли к женщине, У. стала обращаться к ней по имени, называла ее Б., но женщина ничего не отвечала, так как была без сознания. Они вызвали «Скорую помощь» и избитую женщину забрали в больницу (т.4 л.д.24-26).

Согласно рапорту об обнаружении признаков преступления от 25.09.2013 года, 13 сентября 2013 года в морге <учреждение> обнаружен труп неустановленной женщины, доставленной бригадой скорой медицинской помощи 12.09.2013 года от <адрес> с признаками насильственной смерти (т.3 л.д.10).

Согласно справке эксперта ЭКЦ ГУ МВД России по НСО от 23.09.2013 №239, по дактилоскопическому учету СФО «ПАПИЛОН» была установлена личность трупа неустановленной женщины как Б., ДД.ММ.ГГГГ рождения (т.3 л.д.52-55).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы №4725 от 14.01.2014 при исследовании трупа Б. обнаружены следующие телесные повреждения: тупая травма головы: кровоподтек в лобной области справа, кровоподтек на веках левого глаза, кровоподтек на верхнем веке правого глаза, кровоподтек в левой щечной области, множественные кровоизлияния под слизистой оболочкой красной каймы верхней и нижней губы, разрыв слизистой оболочки полости рта в щечной области слева, разрыв слизистой оболочки преддверия рта в области нижней губы слева, кровоизлияние под твердую мозговую оболочку в правых теменной и височной областях, а также в средней и задней черепных ямках объемом около 140 мл. (100 мл клинически), тотальное кровоизлияние под мягкую мозговую оболочку выпуклой и базальной поверхностей больших полушарий головного мозга и мозжечка, очаг ушиба в веществе правого полушария головного мозга в области полюса затылочной доли, очаг ушиба в веществе наружной стенки заднего рога левого бокового желудочка. Данные телесные повреждения образовались в результате не менее 5 воздействий твердого тупого предмета, расцениваются в совокупности как тяжкий вред здоровью, состоят в прямой причинно-следственной связи со смертью. Смерть Б. наступила 12.09.2013 года в 17-40 часов, в результате тупой травмы головы в виде вышеперечисленных повреждений, осложнившейся сдавлением головного мозга субдуральной гематомой, отеком и дислокацией головного мозга с вклинением мозжечка и стволовой части головного мозга в большое затылочное отверстие.

Кроме того, на трупе обнаружены телесные повреждения:

— тупая травма груди: кровоподтек на передней поверхности груди слева по окологрудинной линии на уровне 4 ребра, переломы 3-5, 7 ребер по левой среднеключичной линии, 3-5 ребер по правой среднеключичной линии, кровоизлияния в мягкие ткани в окружности переломов ребер, данные повреждения образовались в результате 1 воздействия твердого тупого предмета (не исключена возможность образования повреждений от большего количества воздействий), расценивается как тяжкий вред здоровью, в прямой причинно-следственной связи со смертью не состоят;

— кровоподтек на левой передне-боковой поверхности шеи в верхней трети, кровоподтек на передней поверхности шеи в нижней трети, ссадина на тыльной поверхности основной фаланги 2-го пальца правой кисти, множественные (5) кровоподтеки в левой коленной области, множественные (3) кровоподтеки в правой коленной области, данные телесные повреждения образовались в результате не менее 5 воздействий твердого тупого предмета, при жизни обычно расцениваются как не причинившие вреда здоровью, в причинно-следственной связи со смертью не состоит.

Все телесные повреждения образовались непосредственно перед смертью, вероятнее всего в короткий промежуток времени, в срок около 1-2 суток до наступления смерти. Возможность получения вышеперечисленных телесных повреждений, за исключением ссадины на тыльной поверхности основной фаланги 2-го пальца правой кисти, множественных кровоподтеков в левой и правой коленных областях, при падении с высоты собственного роста, исключена. При поступлении в стационар в крови Б. обнаружен этиловый спирт, соответствующий легкой степени алкогольного опьянения (т.3 л.д.45-48)

Оценивая приведенные доказательства в их совокупности, суд признает их допустимыми, поскольку они добыты в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства и достоверными, поскольку они последовательны, непротиворечивы, согласуются друг с другом, и дополняют друга. Неприязненных отношений между свидетелями и подсудимым не было, и оснований для оговора свидетелями подсудимого суд не находит.

Показания подсудимого Белякова, свидетелей У., С., О. суд признает достоверными, поскольку они согласуются между собой и подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы о характере и локализации телесных повреждений обнаруженных у Б., а также о причине смерти Б.

Совокупность приведенных доказательств суд признает достаточной для вывода о виновности Белякова в совершении данного преступления.

Об умысле Белякова на причинение тяжкого вреда здоровью Б. свидетельствуют действия Белякова по нанесению множественных ударов потерпевшей кулаками, а также табуретом, в том числе в жизненно важный орган – голову, с силой, повлекшей причинение черепно-мозговой травмы. Совершая указанные действия, Беляков осознавал их общественную опасность, предвидел наступление последствия в виде тяжкого вреда и желал этого. Вместе с тем Беляков не предвидел, что в результате причиненного им тяжкого вреда здоровью Б. наступит ее смерть, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия.

Действия Белякова, который на почве личных неприязненных отношений, в ходе ссоры, умышленно нанес Б. не менее четырех ударов кулаками в голову, не менее одного удара кулаком в область груди, не менее пяти ударов руками в шею, не менее одного удара в область правой руки, не менее восьми ударов в область нижних конечностей, после чего взял стоящий в комнате деревянный табурет, которым нанес Б. не менее одного удара в голову, причинив Б. множественные телесные повреждения, в том числе образующие тупую травму головы, и оценивающиеся в совокупности как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, и от которых наступила смерть Б., суд квалифицирует по ч.4 ст.111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

По эпизоду №2

Из показаний потерпевшего М.А., данных на предварительном следствии и оглашенных судом в порядке ст.281 УПК РФ, следует, что в октябре 2013 года он проживал вместе <семейное положение> К. в <адрес>. 10 октября 2013 года около 11-00 часов, возле магазина «<наименование>» он встретил ранее незнакомого подсудимого, который попрошайничал. Он купил спиртного и пригласил Белякова к себе домой вместе его распить. В квартире они находились в зале. В процессе распития спиртного он несколько раз выходил из комнаты в кухню и в какой-то момент заметил, что на столе отсутствует его <имущество 1>, затем он обнаружил <имущество 1> за спиной у Белякова, на его вопрос, зачем он убрал <имущество 1>, Беляков ответил, что побоялся пролить на него жидкость. Он понял, что Беляков хочет похитить его имущество и стал говорить ему, что не любит, когда берут его вещи. На этой почве между ним и Беляковым возник конфликт, в ходе которого они вышли в коридор, после чего он потерял сознание и происходящего далее не помнит. Пришел в себя он в <учреждение>. Со слов врачей, удар ему нанесли каким-то металлическим предметом. Впоследствии от <семейное положение> узнал, что из дома пропали <имущество 1>, стоимостью <сумма>, <имущество 2>, стоимостью <сумма>, его <имущество 3>, стоимостью <сумма> (т.2 л.д.203-205).

Из показаний свидетеля Ф., данных в суде, следует, что в октябре 20013 года он проживал на одной площадке с М.А. и К. 10 октября 2013 года утром он с М.А., по предложению последнего, ходил в <банк>, где тот снимал деньги со своего счета, затем М.А. заплатил коммунальные услуги, после чего купил 1 литр вина на разлив в пластиковой бутылке, и две шоколадки, и они пошли к М.А. домой, немного выпили вина, после чего он ушел к себе домой. Спустя примерно два или два с половиной часа, он вышел на площадку и обратил внимание, что дверь в квартиру М.А. открыта, тогда как тот всегда закрывал дверь на замок. Заглянув в квартиру, он увидел, что М.А. лежит в коридоре на полу в луже крови. Он позвал соседку, попросив ее вызвать полицию и «Скорую помощь», а сам пошел на работу к К. и сообщил ей о случившемся. Когда они с К. вернулись, в квартире уже была полиция и «Скорая помощь». Зайдя в квартиру, он увидел, что в ней отсутствует <имущество 2>, <имущество 1> и <имущество 3> М.А., по которому он в этот день, ранее, в его присутствии, разговаривал. «Скорая помощь» повезла М.А. в больницу, К. поехала вместе с ними, а он ушел к себе домой.

Из показаний свидетеля К., данных в суде следует, что 10 октября 2014 года утром она ушла на работу, а <семейное положение> М.А. оставался дома. Впоследствии ней на работу пришел сосед Ф., который сообщил, что в ее квартире открыта дверь, а М.А. лежит на полу в крови. Придя домой, она обнаружила в квартире работников полиции и «Скорой помощи», М.А. лежал в комнате на диване, был без сознания, в области головы у него была кровь, в коридоре была лужа крови. Пустой газовый баллон, стоявший ранее в коридоре возле входной двери, находился в комнате, также в комнате стояли пустые бутылки из-под водки и пластиковая бутылка с вином, которых утром не было. Ей сразу бросилось в глаза, что в квартире отсутствуют <имущество 2>, <имущество 1> и <имущество 3> М.А.

Из показаний свидетеля У., данных на предварительном следствии и оглашенных судом в порядке ст.281 УПК РФ следует, что в начале октября 2013 года она с Беляковым находилась по адресу: <адрес> у своих знакомых. В утреннее время Беляков ушел к магазину «<наименование>» просить милостыню. Спустя примерно два часа Беляков вернулся и рассказал, что возле магазина он встретил мужчину, который пригласил его к себе домой распивать спиртное. В ходе распития спиртного Беляков увидел в квартире <имущество 1> и <имущество 2>, которые решил похитить, после чего Беляков ударил мужчину по голове газовым баллоном, забрал <имущество 1> и <имущество 2> и покинул квартиру, похищенное он спрятал в каких-то металлических гаражах, но в каких, не запомнил. Она и Беляков пошли искать похищенное, обошли практически все гаражи, расположенные на <адрес> и близ нее, но похищенного имущества не нашли (т.2 л.д.121-124).

Из показаний свидетеля В., данных на следствии и оглашенных судом в порядке ст.281 УПК РФ следует, что она проживает по адресу: <адрес> вместе с <семейное положение>. Примерно в 10-х числах октября 2013 года у них в гостях были У. и Беляков, все вместе они употребляли спиртное. Утром Беляков пошел к магазину «<наименование>», чтобы попросить милостыню, купить спиртное и продолжить его распивать. Вернулся Беляков спустя, примерно, два часа, уже в алкогольном опьянении и рассказал, что встретил незнакомого мужчину, который пригласил его домой распивать спиртное. В ходе распития спиртного в квартире мужчины, Беляков увидел <имущество 1> и <имущество 2>, которые решил похитить, после чего Беляков ударил мужчину по голове газовым баллоном, забрал <имущество 1> и <имущество 2> и покинул квартиру, похищенное спрятал в каких-то гаражах. После рассказанного, У. и Беляков ушли от них искать спрятанное Беляковым имущество. Впоследствии от У. ей стало известно, что они долго искали спрятанное Беляковым похищенное имущество, но так его и не нашли (т.3 л.д.242-244)

Из показаний свидетеля Г. следует, что в октябре 2013 года он находился на службе, и ему сообщили, что задержанный по подозрению в убийстве нескольких человек Беляков, хочет с ним побеседовать. В ходе беседы Беляков сообщил ему о совершенном им хищении имущества из квартиры и изъявил желание написать явку с повинной, которую он у него принял. До сообщения Беляковым об обстоятельствах совершенного им преступления, ему о данном преступлении ничего известно не было.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 23 октября 2013 года в ходе осмотра <адрес>, на полу в коридоре было обнаружено вещество бурого цвета, которое было изъято (т.2 л.д.169-172).

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы №696 от 18.12.2013 года на бумажной салфетке с веществом, изъятым с места происшествия, обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от потерпевшего М.А. (т.2 л.д.102-117).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы №8909 от 27.12.2013 у М.А. обнаружена закрытая черепно-мозговая травма в виде сотрясения головного мозга, раны правой брови, ушибов мягких тканей лица и головы (массивный травматический отек мягких тканей правой половины лица – верхнего, нижнего века правого глаза, подглазничной и скуловой областей справа, левой теменно-затылочной области), гематом в области век левого глаза и кровоизлияний под белочные оболочки глаз, ссадин на лице, которой причинен вред здоровью в виде временного нарушения функции продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно), поэтому оценивается как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.

Кроме этого у М.А. обнаружены кровоподтеки и ссадины на туловище, верхних конечностях, которые не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, расцениваются как повреждения, не причинившие вреда здоровью человека.

Данные телесные повреждения образовались от воздействия твердых тупых предметов в срок, возможно 10 октября 2013 года (т.3 л.д.111-113).

Согласно протоколам выемки и осмотра предметов, у потерпевшего М.А. были изъяты документы на <имущество 1>, <имущество 2>, гарантийный талон и кассовый чек на <имущество 3>, стоимость <имущество 3> составляет<сумма> (т.4 л.д.52-56).

Из протокола предъявления для опознания по фотографии от 15 ноября 2014 года следует, что потерпевший М.А. опознал Белякова как мужчину по имени Алексей, с которым он распивал спиртное у себя в квартире и который похитил у него имущество (т.2 л.д.221-225).

Кроме этого, виновность подсудимого подтверждается его собственными показаниями, данными в ходе предварительного следствия, исследованными в судебном заседании в порядке ст.276 УПК РФ и полностью подтвержденными подсудимым.

Так, в протоколе принятия явки с повинной от 22 октября 2013 года, Беляков собственноручно указал, что находясь по адресу: <адрес>, куда его пригласил ранее незнакомый мужчина, распивал спиртные напитки с хозяином квартиры. В ходе распития спиртного у него возник умысел на хищение <имущество 2> и <имущество 1>. Когда хозяин квартиры встал, он его сильно толкнул, отчего тот упал, он взял стоявший в коридоре небольшой газовый баллон и несколько раз ударил данным баллоном мужчину по голове, после чего взял <имущество 1> и <имущество 2> и покинул квартиру, похищенное спрятал в гаражах (т.2 л.д.167).

Будучи допрошенным в качестве подозреваемого 6 ноября 2013 года и обвиняемого 14 апреля 2014 года Беляков пояснял, что примерно в начале октября 2013 года он просил милостыню возле магазина, расположенного на<адрес>, где встретил ранее незнакомого ему потерпевшего, который предложил ему распить с ним спиртное у него дома. Находясь в квартире потерпевшего и распивая спиртное, он увидел на столе <имущество 1>, и пока хозяин отсутствовал, отключил его и положил на диван сзади себя. Вернувшись, потерпевший заметил отсутствие <имущество 1> и спросил, куда он его дел, на что он ответил, что убрал его, чтобы не замочить. Потерпевший подошел к нему, схватил за грудки и потащил к входной двери, говоря, чтобы он уходил из квартиры. Он оттолкнул потерпевшего, и они вдвоем упали. Он взял стоявший в коридоре маленький газовый баллон и стал им наносить удары потерпевшему в область головы, потерпевший закрывался руками и поэтому он наносил удары по рукам и голове, всего ударил не менее пяти раз, у мужчины пошла кровь. После того как он перестал наносить удары, потерпевший остался лежать на полу. Он забрал из квартиры <имущество 1>, <имущество 2> и <имущество 3>. <имущество 1> и <имущество 2> он спрятал в гаражах, а <имущество 3> продал в переходе метро (т.2 л.д.185-192, т.4 л.д.138-146).

Оценивая приведенные доказательства в их совокупности, суд признает их допустимыми, поскольку они добыты в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства и достоверными в приведенной части, поскольку они последовательны, непротиворечивы, согласуются друг с другом, и дополняют друга. Неприязненных отношений между свидетелями и подсудимым не было, и оснований для оговора свидетелями подсудимого суд не находит.

Показания подсудимого Белякова, свидетелей У., К., Ф. В., суд признает достоверными, поскольку они согласуются между собой и подтверждаются другими доказательствами: протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы о характере и локализации телесных повреждений потерпевшего и другими, приведенными в приговоре.

Действия Белякова, который, 10 октября 2014 года, находясь в квартире М.А., и имея умысел на хищение его имущества, напал на потерпевшего, взял стоящий в коридоре квартиры газовый баллон и, применяя его в качестве предмета, используемого в качестве оружия, применяя насилие, опасное для жизни и здоровья, нанес М.А. данным газовым баллоном множественные удары в голову, а также по туловищу и рукам, причинив потерпевшему закрытую черепно-мозговую травму, расценивающуюся как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья, а также причинив кровоподтеки и ссадины на туловище и верхних конечностях, расценивающиеся как повреждения, не причинившие вреда здоровью, после чего похитил находящиеся в квартире <имущество 2>, стоимостью <сумма>, <имущество 1>, стоимостью <сумма> и <имущество 3>, стоимостью <сумма>, суд квалифицирует по ч.2 ст.162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Органами предварительного следствия Беляков обвиняется в том, что в процессе разбойного нападения на М.А., он, помимо вышеперечисленного имущества, похитил из квартиры М.А. два <имущество 4>, стоимостью<сумма> и <сумма> соответственно, а также из кармана брюк М.А. похитил деньги в сумме <сумма>. Однако в судебном заседании не добыто достаточной совокупности доказательств, подтверждающих виновность Белякова в этом.

Подсудимый Беляков, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, не отрицая факта хищения <имущество 2>, <имущество 1> и <имущество 3>, категорически отрицал факт хищения <имущество 4> и денег.

Показания потерпевшего М.А. и свидетелей о наличии у потерпевшего денег и <имущество 4> в момент совершения преступления, противоречивы.

Так, из показаний потерпевшего М.А., данных в ходе предварительного следствия, следует, что 10 октября 2013 года он вместе с соседом ходил в <банк> и снимал деньги в сумме <сумма>, из которых приобретал вино и шоколад, более денег никуда не тратил. Факт снятия денежных средств в указанной сумме подтверждается копией <документ> на имя М.А. (т.2 л.д.206-208). Однако из показаний свидетеля Ф., с которым М.А. ходил снимать деньги, следует, что после того как М.А. снял указанную сумму, он оплачивал коммунальные услуги, после этого приобретал вино и шоколад, которые они употребляли. Зайдя в квартиру после совершенного в отношении М.А. преступления, свидетель видел там пустые бутылки из-под водки, которые они с М.А. не покупали. Из показаний свидетеля К. также следует, что придя в квартиру, она обнаружила пластиковую бутылку с вином и пустые бутылки из-под водки. Из показаний Белякова следует, что потерпевший М.А. покупал ему сигареты, а также покупал спиртное, которое они употребляли у него дома. При таких обстоятельствах наличие у М.А. в момент совершения преступления денежных средств в сумме <сумма> вызывает сомнения, которые не устранены в судебном заседании, а все сомнения в виновности, которые не могут быть устранены, в соответствии с ч.3 ст.14 УПК РФ, толкуются в пользу подсудимого.

По поводу <имущество 4> потерпевший М.А. в ходе предварительного следствия пояснял, что они находились в вазочке в кухне, неоднократно заходя в кухню, он видел их, и пропали они после прихода в квартиру Белякова. Вместе с тем, из показаний свидетеля К. следует, что <имущество 4> хранились в сахарнице в буфете, который стоит у них в зале, данная сахарница после случившегося оставалась на том же месте, последний раз она видела эти<имущество 4> более года назад. Иных доказательств, подтверждающих факт хищения Беляковым <имущество 4>, стороной обвинения не представлено. При таких обстоятельствах, по мнению суда, отсутствует совокупность достаточных доказательств, подтверждающих виновность Белякова в хищении <имущество 4>.

С учетом вышеизложенного из обвинения Белякова по ч.2 ст.162 УК РФ подлежит исключению хищение двух <имущество 4> стоимостью <сумма> и <сумма> соответственно, а также хищение денег в сумме <сумма>.

По эпизоду №3

Показаниями потерпевшей М.Г., данными в суде, согласно которым погибший П. приходится ей <родственник>. <родственник> злоупотреблял спиртными напитками, когда он пил, он не работал, часто ездил по реабилитационным центрам, у <родственник> отсутствовал паспорт, так как он его потерял, последний раз она общалась с <родственник> 15 мая 2013 года, также ей было известно, что 12 октября 2013 года он звонил их <родственник 2>. После того как 28 октября 2013 года <родственник> не позвонил и не поздравил <родственник 2> с днем рождения, она стала его разыскивать, обратилась в полицию и, впоследствии, ей предъявили для опознания труп, в котором она узнала <родственник>. <родственник> по характеру был добрый, спокойный, не агрессивный даже в нетрезвом состоянии.

Показаниями потерпевшей М.Е., данными в суде, согласно которым погибший М.С. приходится ей <родственник 1>. У нее и у <родственник 1> отсутствовали документы, так как она их потеряла. Она и <родственник 1> жили в реабилитационном центре в <адрес>, она жила с <родственник 2>, <родственник 1> жил отдельно. <родственник 1> зарабатывал деньги игрой на гитаре в переходах метро и электричках. В октябре 2013 года ее и <родственник 2>отправили в реабилитационный центр в <адрес>, а <родственник 1> остался в <адрес>, впоследствии она узнала, что <родственник 1> ушел из реабилитационного центра, и она потеряла с ним связь. Спустя некоторое время ее стал разыскивать ее <родственник 3>, и, найдя ее, он сообщил ей, что ее <родственник 1> убит, что он опознал его труп, а затем хоронил его.

Показаниями свидетеля У., данными на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании в порядке ст.281 УПК РФ, из которых следует, что в октябре 2013 года она вела бродяжнический образ жизни,<семейное положение> с Беляковым, примерно с 15 октября 2013 года они стали ночевать в подвале <адрес> они там ночевали с Беляковым и мужчиной по имени П., затем к ним присоединилась цыганка по имени Н., с 19 октября 2013 года с ними стал проживать <гражданство> по имени Х., 20 октября они познакомились с парнем по имени М.С., который играл на гитаре в переходе метро. С 19 на 20 октября 2013 года они ночевали в подвале все вчетвером, накануне они все, кроме Н., употребляли спиртное. 20 октября 2014 года, примерно около 17-00 часов они снова употребили спиртное, после чего разошлись попрошайничать. Примерно около 23-00 часов они снова вместе собрались в подвале, где снова стали распивать спиртное. Примерно во 2-м часу ночи Беляков стал высказывать претензии Н., что она <данные изъяты>, а затем ест и пьет с ними из общей посуды. Она видела, что Беляков склонился над Н. и просидел так около 5 минут, затем он вернулся к ним и предложил выпить, сказав, что убил Н. Она посмотрела на Н. и увидела, что та мертва. После того как они выпили спиртного начался конфликт между Беляковым и М.С., в ходе которого Беляков ударил М.С. по лицу кулаком не менее двух раз, от ударов у того пошла кровь из носа, М.С. лежал при этом на полу. Беляков взял металлическую трубу и стал наносить удары данной трубой по ногам и телу М.С., удары были очень сильные, по телу Беляков нанес не менее 10-15 ударов, возможно Беляков наносил удары и по голове, так как впоследствии она видела у М.С. на голове след от удара. После того как Беляков прекратил наносить удары М.С., тот остался лежать на полу, а они продолжили распивать спиртное. М.С. сначала хрипел и стонал, а затем замолчал. Она подошла к М.С., проверила у него пульс, пульса не было. Она сообщила, что М.С. умер, Беляков также проверил у него пульс, убедился, что тот мертв и сказал, что убил его. Они вчетвером вновь стали распивать спиртное и обсуждать, куда можно спрятать тела М.С. и Н., но ничего не решили. Затем Беляков стал ссориться с Х., а затем стал душить его двумя руками. Она стала тянуть Белякова сзади за одежду, чтобы он прекратил душить Х., но Беляков был физически сильнее и не обращал на нее внимания. Беляков продолжал душить Х. около десяти минут, П.в конфликт не вмешивался. Затем Беляков отпустил Х. и сказал, что задушил его. Х. лежал и не шевелился. Затем она не помнит, выпивали они еще или нет, так как была уже сильно пьяна, но помнит, что она сидела рядом с Беляковым, а П. стал засыпать. Беляков спросил у нее про свидетелей, что-то на тему «нужны ли им свидетели», она ничего не ответила. Беляков сказал ей, чтобы она отвернулась и не смотрела. Она отвернулась и сразу услышала звуки ударов. Чем наносил Беляков удары П., она не знает, ударов было не менее 10. Когда удары прекратились, и она повернулась, то увидела, что Беляков сидел на полу, перед ним лежал П., вся голова которого была в крови, а рядом с Беляковым лежала металлическая труба. П. признаков жизни не подавал. Беляков сказал, что нужно уходить, они пошли из подвала, трубу Беляков выбросил в воду с фекалиями. Выйдя из подвала, Беляков предложил позвонить в полицию и сказать, что они, случайно зайдя в подвал, обнаружили там четыре трупа. Беляков позвонил в полицию, после чего приехали сотрудники полиции и их задержали (т.1 л.д.231-235).

Показаниями свидетеля А., данными в суде, из которых следует, что работая в <учреждение>, в ночь с 20 на 21 октября 2013 года он находился на дежурстве и от дежурного получил сообщение, что в подъезде дома по<адрес> обнаружено несколько трупов. Приехав по заявке, он увидел подсудимого и женщину, находившихся в состоянии алкогольного опьянения. Подсудимый пояснил, что они случайно зашли в подвал и обнаружили там трупы людей. Он спустился в подвал и увидел там несколько мужских трупов. Также он обратил внимание, что на одежде Белякова имеются следы крови, в связи с чем Беляков и женщина были доставлены в отдел полиции.

Согласно протоколам выемки и прослушивания аудиозаписи телефонного разговора дежурной части от 21.10.2013 года, Беляков неоднократно звонил в дежурную часть и сообщал, что в подвале <адрес> обнаружены три трупа (т.3 л.д.210-213, 214-217).

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 21.10.2013 года с фототаблицами к нему и протоколам осмотра трупов, в ходе осмотра подвального помещения <адрес> были обнаружены трупы трех мужчин и одной женщины с телесными повреждениями, в области головы одного из трупов обнаружена сумка, в которой находится медицинская справка на имя Х., на полу и стенах помещения обнаружены обильные пятна и брызги вещества бурого цвета, похожего на кровь, на полу обнаружены окурки сигарет, шприцы и камень с веществом бурого цвета, которые изъяты (т.1 л.д.10-16, 19-25, 27-33, 70-75, 105-110, 150-156).

По дактилоскопическому учету АДИС — СФО на базе <учреждение> была установлена личность трупа неустановленной женщины как Н., ДД.ММ.ГГГГ рождения (т.1 л.д.158-160).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы №5487 от 21.11.2013 при исследовании трупа Н. обнаружены следующие телесные повреждения: ссадина в проекции тела нижней челюсти слева, ссадина на левой боковой поверхности шеи, очаговые кровоизлияния в мягкие ткани шеи справа и слева. Данные телесные повреждения образовались от не менее трех воздействий тупого твердого предмета (предметов), незадолго до наступления смерти, в переделах, вероятно 30 минут, оцениваются в совокупности как тяжкий вред здоровью, так как вызывают угрожающее для жизни состояние, состоят в прямой причинно-следственной связи со смертью. Смерть Н. наступила от механической асфиксии, развившейся в результате сдавления органов шеи тупым твердым предметом (предметами), что подтверждается признаками, характерными для данного вида смерти.

Кроме того, на трупе обнаружены кровоподтеки на обоих веках правого и левого глаз, с кровоизлияниями в белочную оболочку глаз, кровоизлияния в мягкие покровы черепа лобных, височных, теменных и затылочных областей справа и слева, кровоподтек в заушной области слева, кровоподтек на наружной поверхности правого плеча в нижней трети, множественные кровоподтеки на наружной поверхности левого плеча в верхней и средней третях, на наружной поверхности левого предплечья в верхней трети и на тыльной поверхности левой кисти, на передней поверхности обеих голеней по всем их третям. Данные телесные повреждения образовались от множественных (не поддающихся счету) воздействий тупого твердого предмета (предметов), как вред здоровью не оцениваются, так как не влекут за собой расстройства здоровья, в причинно-следственной связи со смертью не состоят, образовались в срок не менее 18 часов и не более 3 суток до наступления смерти.

Образование всех обнаруженных при экспертизе трупа телесных повреждений при падении с высоты собственного роста исключается. Наличие кровоизлияний в области повреждений говорит о прижизненном их происхождении.

С момента смерти до осмотра трупа на месте его обнаружения 21.10.2013 года в 9-45 часов прошло не менее 2 и не более 12 часов.

При судебно-химической экспертизе этиловый спирт в крови трупа не обнаружен (т.1 л.д.181-184).

По дактилоскопическому учету АДИС — СФО на базе <учреждение> области была установлена личность трупа неустановленного мужчины как М.С. ДД.ММ.ГГГГ рождения (т.1 л.д.112-114). Кроме того, согласно протоколу опознания от 27 октября 2013 года Л. опознал в трупе неустановленного мужчины, обнаруженного в подвале <адрес> своего <родственника> М.С., ДД.ММ.ГГГГ рождения (т.1 л.д.116)

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы №5488 от 23.11.2013 при экспертизе трупа М.С. обнаружены следующие телесные повреждения на голове: множественные ссадины, кровоподтеки (2) и раны (8) на голове, кровоизлияние в мягкие ткани головы в правой теменной, левой лобной и височной областях (3), в левой лобной и теменной (1) областях, кровоизлияния (2) на слизистой верхней и нижней губы, травматическая экстракция 1,2 зубов верхней челюсти слева и справа; рана на левом колене, рана на передневнутренней поверхности левой голени, многооскольчатый перелом левой большеберцовой кости с элементами винтообразности, полный поперечный перелом внутренней лодыжки левой большеберцовой кости, раны (2) на передневнутренней поверхности правой голени. Все вышеизложенные повреждения образовались в результате воздействия тупого твердого предмета (предметов) от не менее 18-ти травматических воздействий.

Кроме того, на трупе обнаружены телесные повреждения в виде раны на левом плече, ран (4) на правом плече и предплечье. Данные повреждения образовались в результате воздействия колюще-рубящего предмета, от одного и того же травмирующего предмета от не менее 4 травматических воздействий, типа рабочей части плоской отвертки, соударяющая поверхность которого имела клиновидную форму с прямолинейным притупленным ребром и относительно хорошо выраженными боковыми ребрами, либо указанные колото-рубленые повреждения причинены разными предметами, но имеющими аналогичные размеры, аналогичные конструктивные и следообразующие свойства, а именно клиновидную форму соударяющей поверхности с прямолинейным притупленным ребром и относительно хорошо выраженными боковыми ребрами.

Все вышеописанные повреждения в своей совокупности оцениваются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, состоят в прямой причинно-следственной связи со смертью.

Смерть М.С. наступила от травматического шока в результате всех вышеописанных повреждений.

Повреждения в области головы причинены прижизненно в срок около 30-60 минут с момента причинения повреждений и до наступления смерти.

Повреждения в виде раны на передневнутренней поверхности левой голени, многооскольчатого перелома левой большеберцовой кости с элементами винтообразности, полного поперечного перелома внутренней лодыжки левой большеберцовой кости образовались в результате трех воздействий твердым тупым предметом (предметами) с ограниченной поверхностью соударения, при этом в момент ударов левая нога была опорной либо была фиксирована (зажата). Первый удар был в направлении спереди назад слева направо, второй удар был в направлении спереди назад справа налево, третий удар был в область внутренней лодыжки левой большеберцовой кости. Возможность образования данных повреждений при падении с высоты собственного роста исключена.

С момента смерти до исследования трупа на месте его обнаружения 21.10.2013 в 9-25 часов прошло не менее 2 часов и не более 12 часов.

При судебно-химической экспертизе крови от трупа М.С. обнаружен этиловый алкоголь 3,25 промилле, что применительно к живым лицам могло соответствовать тяжелому алкогольному отравлению (т.1 л.д.135-146).

По дактилоскопическому учету АДИС — СФО на базе <учреждение> была установлена личность трупа второго неустановленного мужчины как Х. ДД.ММ.ГГГГ рождения (т.1 л.д.112-114).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы №5489 от 18.11.2013 смерть Х. наступила в результате механической асфиксии, развившейся от сдавления органов шеи тупыми твердыми предметами, возможно пальцами кистей рук, что подтверждается признаками, характерными для данного вида смерти: наличие на шее множественных (4) кровоподтеков на правой передне-боковой поверхности верхней и средней трети шеи, на участке овальной формы; множественных (4) ссадин на фоне кровоподтеков; ссадины на левой передне-боковой поверхности верхней трети шеи; кровоизлияний (2) в мягких тканях передне-боковых поверхностей шеи, в проекции ссадин и кровоподтеков; пятна Тардье под плеврой легких, острая эмфизема легких, переполнение кровью правой половины сердца, точечные кровоизлияния в конъюктивы век, а также наличием общих признаков быстрого наступления смерти: выраженного полнокровия внутренних органов, жидкого состояния крови. Данные повреждения состоят в прямой причинно-следственной связи со смертью, вызвали угрожающее для жизни состояние (механическую асфиксию) и по этому признаку оцениваются как тяжкий вред здоровью. Кровоизлияния из области повреждений соответствуют давности не более 30 минут с момента образования повреждений до наступления смерти. С момента наступления смерти до осмотра трупа на месте происшествия 21.10.2013 в 9-05 часов прошло 1-5 часов.

Характер и локализация повреждений исключают возможность их образования при падении с высоты собственного роста. Наиболее вероятно, что положение потерпевшего могло быть «лицом к лицу» нападавшего.

Также при экспертизе обнаружено кровоизлияние в слизистой верхней губы слева, которое образовалось прижизненно в срок, что и вышеописанные повреждения в результате одного травматического воздействия тупого твердого предмета с местом приложения травмирующей силы в указанную область, в причинно-следственной связи со смертью не состоит, у живых лиц оценивается как повреждение, не причинившее вред здоровью.

При судебно-химическом исследовании крови от трупа обнаружен этиловый спирт в количестве 3,22 промилле, что применительно к живым лицам соответствует тяжелой степени алкогольного отравления (т.1 л.д.97-101).

По дактилоскопическому учету АДИС — СФО на базе <учреждение> была установлена личность трупа третьего неустановленного мужчины как П. ДД.ММ.ГГГГ рождения (т.1 л.д.35-37). Кроме того, согласно протоколу опознания от 7 ноября 2013 года М.Г. опознала в трупе неустановленного мужчины, обнаруженного в подвале <адрес> своего <родственника> П., ДД.ММ.ГГГГ рождения (т.1 л.д.116).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы №5490 от 3.12.2013 при исследовании трупа П. обнаружена черепно- мозговая травма: кровоподтек на веках левого глаза, ушибленная рана области переносицы, ушибленная рана над левым надбровьем, две ушибленные раны в левой теменно-затылочной области, шесть фрагментарных и линейных переломов свода и основания черепа, кровоизлияния в мягкие ткани головы без клеточной реакции, субдуральная гематома (5 мл) в проекции продольного синуса, диффузное субарахноидальное кровоизлияние лобной, височной и затылочной долей левого полушария головного мозга, ограниченно-диффузные кровоизлияния обеих миндалин и червя мозжечка, очаги ушибов головного мозга в левом полушарии, скальпированная рана ногтевой фаланги 3 пальца левой кисти. Черепно-мозговая травма образовалась от не менее восьмикратного ударного травматического воздействия, например, от удара тупым твердым орудием (орудиями) или предметом (предметами), составляют единую тупую травму головы и по признаку опасности для жизни расцениваются как тяжкий вред здоровью. Все повреждения головы состоят в прямой причинной связи с наступившей смертью, образовались за короткий промежуток времени (не более 15 минут), вслед друг за другом. От момента образования черепно-мозговой травмы до наступления смерти прошел период времени, исчисляемый 10-15 минутами, причем в этот период времени пострадавший не мог совершать активные действия. Данная черепно-мозговая травма не могла образоваться от падения с высоты собственного роста. Смерть П. наступила от черепно-мозговой травмы в виде множественных переломов костей свода и основания черепа, ушибленных ран головы, кровоизлияний в вещество и под оболочки головного мозга, сопровождавшихся развитием отека головного мозга около 4-6 часов назад от момента осмотра трупа на месте его обнаружения 21.10.2013 в 8-30 часов. Скальпированная рана на ногтевой фаланге 3 пальца левой кисти образовалась от одного ударного травматического воздействия, например от удара тупым твердым предметом или орудием под углом к оси фаланги, расценивается как повреждение не причинившие вреда здоровью, в причинной связи со смертью не состоит. Концентрация этилового алкоголя в крови может соответствовать состоянию тяжелого алкогольного отравления у живых лиц (т.1 л.д.59-66).

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы №696 от 18.12.2013 на рубашке, джинсах Белякова обнаружена кровь человека, происхождение которой от П. не исключается, происхождение крови от Белякова возможно только в примеси, от него одного кровь произойти не могла, происхождение крови от Х. и Н. исключается.

На смыве с правой руки Белякова, на камне, шприце, изъятых с места происшествия из подвального помещения <адрес>, на трико, джинсах, куртке с трупа П., на толстовке, футболке, джинсах, куртке с трупа Х., рубашке, ботинках Белякова обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от П. и от Х., как от каждого в отдельности, так и в сочетании друг с другом. Происхождение крови от Белякова возможно, но только в примеси, от него одного кровь произойти не могла. Происхождение крови от Н. исключается.

На клетчатой рубашке Белякова обнаружена кровь человека, происхождение которой от Н. не исключается. Происхождение крови от Белякова возможно, но только в примеси, от него одного кровь произойти не могла. Происхождение крови от Х., М.С. и П. исключается.

На кофте, джинсах Н., куртке, джинсах М.С., джинсах, куртке, ботинках Белякова обнаружена кровь человека, происхождение которой от Н. и М.С. не исключается, как от каждого в отдельности, так и в сочетании друг с другом. Происхождение крови от Белякова, Х. и П. исключается.

В подногтевом содержимом с левой руки и смыве с левой руки Белякова, бюстгальтере, плавках, кофте, джинсах, кроссовках Н., куртке, кофте, футболке, трусах, джинсах М.С., на рубашке, джинсах, куртке, ботинках Белякова обнаружена кровь человека, происхождение которой от Н. и М.С. не исключается как от каждого в отдельности, так и в сочетании друг с другом. Происхождение крови от Белякова возможно, но только в примеси, от него одного кровь произойти не могла. Происхождение крови от Х. и П. исключается (т.2 л.д.102-117).

Виновность Белякова подтверждается и его собственными показаниями, данными на предварительном следствии.

Так из показаний Белякова, данных в качестве подозреваемого 21 октября 2013 года следует, что в октябре 2013 года он вел бродяжнический образ жизни, попрошайничал, жил вместе с <семейное положение> У. в подвале<адрес>, вместе с ними там же в подвале проживали Н., М.С., Х. и П., которых он знал только по именам – Н., Х., М.С. и П.. 19.10.2013 года в подвале они употребляли спирт, между ним и Н. произошла ссора, в результате которой он нанес ей несколько ударов кулаком по лицу, а также металлической трубой по ногам, после чего Н. уже не вставала. 20.10.2013 года все они, кроме Н., в течение дня также употребляли спирт. Между ним и Н. вновь начался конфликт, в ходе которого он подошел к Н., схватил ее рукой за шею и стал сдавливать, душил Н., пока она не перестала подавать признаков жизни. После того как он задушил Н., он решил убить всех, чтобы не оставлять живых свидетелей. ПослеН. он переключился на М.С., но так как он не мог просто так подойти к нему и убить, он стал с ним создавать конфликтную ситуацию, предъявляя ему претензии, что он попрошайничает, используя своего <родственник 2>. Развив конфликт с М.С., он взял металлическую трубу и нанес ею М.С. более десяти ударов по ногам, а затем сел на него сверху, стал руками сдавливать его шею и сдавливал до тех пор пока М.С. не перестал подавать признаки жизни. Проверив пульс, он убедился, что М.С. мертв.

После этого они вчетвером продолжили распивать спирт, в ходе распития спиртного он думал о том, что Х. и П. нельзя оставлять свидетелями, и их нужно убить. После того как они выпили, он сел сверху на Х., коленями придавил его руки и руками стал сдавливать его шею, и душил его пока тот не перестал подавать признаков жизни. После этого они втроем снова стали пить спирт, после чего он стал душить П., но так как тот был крепче остальных, у него не получилось его задушить. Тогда он взял отрезок металлической трубы, которой ранее убивал ребят, и нанес данной трубой П. не менее 18 ударов, когда он наносил удары трубой, труба случайно вылетела у него из рук, тогда он увидел у себя под рукой обломок кирпича белого цвета, который он взял в руку и продолжил им наносить П. удары, нанес не менее трех ударов. Когда он увидел, что голова у П. разбита, он остановился. Трупы они с У. не перетаскивали, оставили лежать в том положении и на тех местах, где он их убивал. Ночь они с У. провели в подвале, решали, что им делать дальше. Утром они вышли из подвала, и вызвали сотрудников полиции. Дежурному он сказал, что они с У. случайно зашли в подвал и обнаружили трупы, что в подвале находится три трупа, так как забыл про Н. Они дождались сотрудников полиции, так как в тот момент он не подумал, что его могут задержать, считал, что сотрудники полиции поверят в его выдуманную историю. После доставления в отдел полиции он сообщил о совершенном им преступлении (т.2 л.д.7-12).

Будучи неоднократно допрошенным в качестве обвиняемого, Беляков дал аналогичные показания, уточнив, что отрезок трубы, которым он убивал потерпевших, он выбросил в подвале в воду с фекалиями (т.2 л.д.69-71, т.4 л.д.138-146). Свои показания Беляков подтвердил на очной ставке с У. (т. л.д.48-51).

Из протокола проверки показаний на месте от 21.10.2013 года следует, что Беляков добровольно показал подвальное помещение по адресу: <адрес>, рассказал и показал, где, чем и как в данном подвальном помещении он лишил жизни Н., М.С., Х. и П., дав показания, аналогичные, данным им в качестве подозреваемого и обвиняемого. Также Беляков указал место, куда выбросил отрезок металлической трубы, в данном месте был обнаружен и изъят отрезок металлической трубы, и Беляков пояснил, что именно им он убивал потерпевших (т.2 л.д.20-29).

Согласно протоколу предъявления предмета для опознания от 22.10.2013 свидетель У. опознала отрезок трубы, обнаруженный при проверке показаний Белякова на месте, как предмет, которым Беляков наносил удары потерпевшим (т.2 л.д.62-65).

Приведенные доказательства суд признает допустимыми и достоверными, поскольку они добыты в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, экспертизы проведены экспертами, имеющими достаточный стаж работы по специальности, предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных заключений, выводы экспертов, полные, мотивированные и непротиворечивые, приведенные доказательства согласуются друг с другом, и дополняют друг друга.

Приведенные показания подсудимого Белякова согласуются как с показаниями свидетеля У., так и с заключениями судебно-медицинских экспертиз о причине смерти потерпевших, характере и локализации у них телесных повреждений, заключением биологической экспертизы о наличии на руках и одежде Белякова крови потерпевших.

Потерпевшие М.Г., М.Е., свидетель А., ранее с подсудимым знакомы не были, свидетель У. была <родственник> Белякова, личных неприязненных отношений с указанными лицами у подсудимого Белякова не было, вследствие чего оснований для оговора подсудимого потерпевшими и свидетелями суд не находит, не назвал таких оснований и подсудимый.

Совокупность приведенных доказательств суд признает достаточной для вывода о виновности Белякова в совершении преступления.

Показания Белякова в судебном заседании о том, что М.С., Х. и П. он убивал не с целью скрыть убийство Н., суд считает недостоверными и не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, поскольку они опровергаются показаниями Белякова, данными в ходе предварительного следствия, согласно которым он, будучи неоднократно допрошенным, последовательно пояснял, что лишал жизни М.С., Х. и П., для чтобы не оставлять свидетелей убийства Н. Данные показания Белякова суд признает достоверными, поскольку они подтверждаются показаниями свидетеля У. о том, что прежде чем лишить жизни П., Беляков говорил ей о том, что им не нужны свидетели. Кроме того, отрицая в судебном заседании цель убийства М.С., Х. и П. как сокрытие убийства Н., Беляков, вместе с тем, не смог назвать причин, по которым он лишил жизни указанных лиц. То обстоятельство, что впоследствии, по истечении определенного промежутка времени после совершения убийства М.С., Х. и П., Беляков сообщил о трупах в правоохранительные органы, не свидетельствует об отсутствии у него в момент убийства указанных лиц, умысла на сокрытие, таким образом, убийства Н.

Действия Белякова, который в ночь с 20 на 21 октября 2013 года, находясь в подвале <адрес>, из личных неприязненных отношений к Н., на почве ссоры с ней, имея умысел на ее убийство сдавил руками шею потерпевшей, перекрыв тем самым доступ воздуха в легкие потерпевшей, и продолжал сдавливать шею потерпевшей до тех пор, пока Н. не перестала подавать признаков жизни, что привело к развитию механической асфиксии, в результате которой наступила смерть потерпевшей, а затем, после убийства Н., имея умысел на лишение жизни М.С., Х. и П. с целью сокрытия убийства Н., причинил указанным лицам телесные повреждения, от которых наступила их смерть на месте преступления, суд квалифицирует по п.п. «а, к» ч.2 ст.105 УК РФ, как убийство, то есть умышленное причинение смерти двум и более лицам, совершенное с целью скрыть другое преступление.

Об умысле Белякова на убийство Н., М.С., Х. и П. свидетельствуют выбор орудия преступления и его действия – Беляков сдавливал шею Н. и Х., перекрыв, таким, образом, доступ воздуха в легкие потерпевших, и продолжал свои действия пока потерпевшие не переставали подавать признаков жизни, М.С. и П. Беляков наносил удары обрезком металлической трубы по всем частям тела, в том числе в жизненно-важный орган – голову, а П., кроме того, наносил удары камнем по голове, удары наносились с силой, повлекшей причинение потерпевшим черепно-мозговых травм, приведших к их смерти. Совершая указанные действия, Беляков осознавал их общественную опасность, предвидел наступление смерти потерпевших и желал этого.

Судом проверено психическое состояние Белякова.

Согласно заключению стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы № 21 от 11 февраля 2014 года Беляков <состояние здоровья>.

В момент совершения инкриминируемых ему деяний, Беляков в состоянии аффекта не находился. Беляков обнаруживает такие индивидуально-психологические особенности, как <состояние здоровья> (т.4 л.д.202-207).

Данное заключение суд признает достоверным, поскольку оно проведено комиссией независимых и компетентных экспертов, является полным, последовательным, непротиворечивым, соответствует материалам дела, характеризующим поведение подсудимого во время совершения преступлений, а также в стадии предварительного следствия и в судебном заседании. Учитывая изложенное, суд признает подсудимого Белякова вменяемым.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных Беляковым преступлений, конкретные обстоятельства их совершения, данные о его личности, обстоятельства смягчающие наказание, а также влияние наказания на его исправление.

В соответствии с ч.5 ст.15 УК РФ, преступления, совершенные Беляковым, относятся к категории тяжких и особо тяжких.

Из данных о личности подсудимого следует, что <данные о личности>.

Как следует из материалов дела, Беляков <сведения о судимости>. Таким образом, отягчающих наказание Белякова обстоятельств по делу не установлено.

Несмотря на то, что по эпизоду убийства Н., М.С., Х. и П., а также по эпизоду умышленного причинения тяжкого вреда здоровью Б., повлекшего по неосторожности ее смерть, органами предварительного расследования явки с повинной Белякова не были надлежащим образом оформлены, суд, тем не менее, признает показания Белякова в качестве подозреваемого 21 октября 2013 года в качестве явок с повинной в совершенных преступлениях и признает их смягчающими наказание обстоятельствами, поскольку как установлено в судебном заседании, после совершения убийства Н., М.С., Х. и П., Беляков самостоятельно и добровольно вызвал на место преступления сотрудников полиции, дождался их прибытия, а, будучи доставленным в отдел полиции, сообщил о совершенном им преступлении в отношении указанных лиц, а также добровольно сообщил о совершении им преступлений в отношении Б. и М.А., уголовные дела о преступлениях в отношении которых, на тот момент, еще даже не были возбуждены.

Таким образом, смягчающими наказание Белякова обстоятельствами суд признает признание им вины, раскаяние, явки с повинной Белякова и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений по всем эпизодам, выразившееся в сообщении правоохранительным органам о совершенных им преступлениях, указании мест, обстоятельств и способов совершения преступлений, указания места, куда им было выброшено орудие преступления. Также смягчающими наказание обстоятельствами суд признает <данные о личности> подсудимого и наличие у него <состояние здоровья>.

С учетом характера и степени общественной опасности содеянного подсудимым, суд считает необходимым назначить ему наказание в виде реального лишения свободы.

Учитывая, что Беляков <место жительства>, в соответствии с ч.6 ст.53 УК РФ, суд не назначает ему дополнительное наказание в виде ограничения свободы. Учитывая материальное положение подсудимого, суд считает возможным не назначать ему дополнительное наказание в виде штрафа.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, а также существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений и позволяющих назначить наказание с применением ст.64 УК РФ, суд не находит.

Поскольку имеются смягчающие наказание Белякова обстоятельства, предусмотренные п.п. «и» и «к» ч.1 ст.61 УК РФ, и отсутствуют отягчающие обстоятельства, наказание по ч.4 ст.111 УК РФ и ч.2 ст.162 УК РФ Белякову должно быть назначено с применением положений ч.1 ст.62 УК РФ, а по п.п. «а, к» ч.2 ст.105 УК РФ – с применением положений ч.3 ст.62 УК РФ.

С учетом количества совершенных преступлений, характера и степени их общественной опасности, принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, то, что Беляков осуждается за преступления, посягающие на жизнь и здоровье граждан, что свидетельствует о высокой степени общественной опасности содеянного им и характеризует Белякова как лицо, представляющее повышенную общественную опасность для общества, суд считает необходимым, в целях исправления осужденного, в соответствии с ч.2 ст.58 УК РФ, назначить Белякову отбывание первых десяти лет лишения свободы в тюрьме, а остальной срок, в соответствии с п. «в» ч.1 ст.58 УК РФ Белякову надлежит отбывать в исправительной колонии строгого режима.

В ходе предварительного следствия потерпевшим М.А. был заявлен гражданский иск на сумму <сумма>. В соответствии со ст.1, 11, ч.4 ст.44 ГПК РФ, гражданский истец вправе как поддерживать гражданский иск в суде, так и отказаться от него, при этом в силу ч.5 ст.44 ГПК РФ отказ от гражданского иска влечет за собой прекращение производства по нему. В силу названных положений закона, суд принимает решение о возмещении причиненного потерпевшему вреда только в том случае, если им заявлен гражданский иск, который поддержан им в судебном заседании. Потерпевший М.А., будучи неоднократно извещенным о днях и времени слушания дела, в судебное заседание не явился и свои исковые требования в суде не поддержал. При таких обстоятельствах, суд оставляет гражданский иск без рассмотрения, разъяснив потерпевшему М.А. его право на рассмотрение его иска в порядке гражданского судопроизводства.

Вещественные доказательства:

— СD-диски с записью телефонного разговора Белякова с дежурной частью <учреждение> от 21.10.2013; с фотографиями осмотра места происшествия от 21.10.2013, с проверкой показаний Белякова на месте, DVD-диск с проверкой показаний Белякова на месте, подлежат хранению при уголовном деле;

— пакет с образцами крови М.А., пакеты с образцами крови и желчи неустановленных мужчин и неустановленных женщин, вещи с трупов, срезы ногтевых пластин и смывы с рук Белякова, рубашка, джинсы, шапка, две куртки, ботинки Белякова; окурки сигарет, шприцы, камень, отрезок металлической трубы, две пластиковые бутылки, одеяло байковое, изъятые при осмотре места происшествия, находящиеся в камере хранения вещественных доказательств<учреждение>; подлежат уничтожению как не представляющие ценности и не истребованные сторонами.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.299, 307-309 УПК РФ, суд

приговорил:

Белякова Алексея Викторовича признать виновным в совершении преступле­ний, предусмотренных ч.4 ст.111 УК РФ, ч.2 ст.162 УК РФ, п.п. «а,к» ч.2 ст.105 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы:

— по ч.4 ст.111 УК РФ на срок 9 (девять) лет;

— по ч.2 ст.162 УК РФ на срок 5 (пять) лет;

— по п.п. «а,к» ч.2 ст.105 УК РФ, на срок 19 (девятнадцать) лет 6 месяцев.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно к отбытию назначить Белякову наказание в виде лишения свободы на срок 25 (двадцать пять) лет с отбыванием первых 10 (десяти) лет в тюрьме, а остальных 15 (пятнадцати) лет в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислять с ДД.ММ.ГГГГ. Зачесть в срок отбытия наказания время содержания Белякова А.В. под стражей с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Зачесть в срок отбывания наказания в тюрьме время содержания Белякова под стражей с ДД.ММ.ГГГГ до вступления приговора в законную силу.

Меру пресечения Белякову А.В. до вступления приговора в законную силу оставить без изменения в виде заключения под стражу с содержанием в <учреждение>.

Гражданский иск М.А. оставить без рассмотрения, разъяснив потерпевшему его право на рассмотрение его иска в порядке гражданского судопроизводства.

Вещественные доказательства: СD-диски с записью телефонного разговора Белякова с дежурной частью <учреждение> от 21.10.2013; с фотографиями осмотра места происшествия от 21.10.2013; с проверкой показаний Белякова на месте; DVD-диск с проверкой показаний Белякова на месте – хранить при уголовном деле до окончания срока хранения; пакет с образцами крови М.А., пакеты с образцами крови и желчи неустановленных мужчин и неустановленных женщин, вещи с трупов, срезы ногтевых пластин и смывы с рук Белякова, рубашка, джинсы, шапка, ботинки и две куртки Белякова; окурки сигарет, шприцы, камень, отрезок металлической трубы, две пластиковые бутылки, одеяло байковое, изъятые при осмотре места происшествия, находящиеся в камере хранения вещественных доказательств <учреждение> – уничтожить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным Беляковым А.В., содержащимся под стражей — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае обжалования приговора, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, поручать осуществление своей защиты избранному им защитнику либо ходатайствовать о его назначении.

Председательствующий Сергеева Е.А.